Великой победе - 75 летНовости

Лицом к лицу с врагом

«Нас было пятеро братьев, четверо отправились на фронт, три моих брата не вернулись с поля боя», — говорит ветеран Великой Отечественной войны Ерторе КАРИБАЕВ.

Его братья сражались в Сталинграде, Ленинграде и Курске, там же сложили головы за Родину. Четвертый брат Ерторе Карибаева работал в Петропавловске в бригаде по изготовлению оружия.

Фронтовик отправился на войну зимой 1942 года. Ему еще не было 18 лет. Но на войне Ерторе-ата показал себя храбрым воином, который противостоял Квантунской армии на востоке.

Он был призван в кавалерийскую дивизию, образованную в Петропавловске. Впоследствии дивизия была разделена надвое: часть отправили в Харьков и Москву, остальных, в числе которых был Ерторе-ата, — в Забайкалье. Ерторе Карибаев заступил на службу на погранзаставе № 51 у города Кьяхта.

— Советская армия в полной боевой готовности находилась на границе в течение 1943-1945 годов. Периодически японцы устраивали перестрелки, наши пограничники тут же давали отпор. Я думаю, наша служба на границе была не легче войны на западе. Там ты стреляешь прямо во врага. А на границе, где мы находились, никогда не знаешь, с какой стороны на тебя накинется самурай, чтобы убить, бесконечно бдишь и находишься начеку. Командиры всегда предупреждали нас быть максимально осторожными, зная, какими приемами единоборств владеют самураи, умея при этом двигаться как кошки, бесшумно, — вспоминает аксакал.

Ерторе-ата был не только рядовым бойцом, но и связистом-радистом. Это одна из самых сложных обязанностей, особенно в условиях боевых действий.

Его задача заключалась в том, чтобы протянуть 800-1000 метров проволоки для обеспечения связи между двумя пунктами. Катушка с проволокой весила почти 20 килограммов.

— На Дальнем Востоке во время войны с японцами не было ни дня перерыва либо затишья. Три месяца бесконечной борьбы. Я все три месяца днем и ночью таскал катушку, чтобы установить связь между командирами. На мне бушлат, на одном плече — катушка, на другом — автомат, на поясе — кинжал, на ногах — кирзовые сапоги, при этом мой рост — всего 150 сантиметров. Было нелегко ползти на животе либо боком со всем этим грузом. Одной рукой тащишь катушку, другой цепляешься за землю, чтобы подтянуться и продвинуться вперед. Встать или ползти на коленях невозможно. Как только поднимешь голову, на тебя обрушится дождь из пуль или останешься под снарядом либо бомбой. Мокрым от пота продолжал ползти, — говорит аксакал.

Иногда провод обрывался.

— Надеешься, что вот-вот доползешь до места назначения, уже предвкушаешь, что мучения закончатся, но тут обнаруживаешь, что проволока оборвалась. Тебя охватывает полное отчаяние. Но я лучше умру, чем зайду к командиру и скажу, что провод оборвался. Приходится собирать волю в кулак, возвращаться назад, чтобы найти место обрыва и соединить провод. Часто проволока обрывалась из-за разрыва снарядов. Иногда приходилось ползти на животе целый километр, чтобы найти место разрыва. Хорошо, если найдешь, соединишь и сможешь вернуться назад. Иногда бывало очень трудно установить место разрыва. А если японский разведчик наткнется на проволоку, полностью обрезает ее и забирает, — поделился воспоминаниями Ерторе-ата.

Герою приходилось при выполнении своей важной миссии неоднократно сталкиваться лицом к лицу с противником.

— В одном из случаев полз по маршруту оборванной проволоки и вдруг вижу — чуть дальше, пригнувшись, крадется японский солдат. Я схватил автомат, прицелился и выстрелил. Он резко покатился вправо и выпустил в меня несколько пуль. Я успел спрятаться за пень. Видимо, Аллах мне помог, наверное, моя пуля попала в него чуть раньше — он через какое-то время затих. Я переждал и подобрался к нему ползком на животе, он был мертв. Настоящий японский самурай с кинжалом на поясе. В качестве доказательства я снял с него кинжал и забрал с собой. Не теряя времени, быстро восстановил оборванную проволоку и пополз обратно. Помню, что радовался как ребенок, когда, наконец, доставил катушку в блиндаж командира и наладил связь, — рассказал Ерторе-ата.

После окончания войны и освобождения Восточной Сибири от японцев командиры, зная Ерторе-ата как опытного специалиста, перевели связистом-радистом в главный штаб Забайкальского военного округа. Охраняя границы, он по рации посредством азбуки Морзе передавал важную информацию в Читу и Москву. Ерторе-ата прослужил в Забайкальском военном округе до 1949 года.

В 1954 году, участвуя в поднятии целины, без отрыва от производства окончил бухгалтерские курсы. Неустанно трудился, повышал свою квалификацию, заслужил уважение в качестве высокопрофессионального специалиста и дорос до должности главного бухгалтера. Он многие годы проработал в совхозах «Алаботинский» и «Севастопольский» Чкаловского района Кокчетавской области. После сорока лет кропотливой работы на благо Родины Ерторе-ата вышел на заслуженный отдых. За вклад в поднятие целины ему присвоено множество наград. Указом Президента аксакал удостоился юбилейной медали «10 лет Астане».

По сей день Ерторе-ата отличается бодрым духом. Он открытый, добродушный, при этом скромный, окружен любовью и трепетной заботой своих детей. Сегодня Ерторе-ата проживает с детьми в столице.

— Ата, живите сто лет, — пожелали мы ему. А он ответил:

— Сынок, это ведь в руках Аллаха, пусть даст сил дожить до этого возраста. Ладно, мы из горнила войны вернулись домой. Жаль тех юнцов, которые принесли свои жизни в жертву кровавой войне за родину, — с глубоким сожалением вздохнул аксакал.

За отвагу на фронте Ерторе Карибаев награжден орденом Отечественной войны ІІ степени, медалями «За Победу над Германией», «За Победу над Японией», «Георгий Жуков», за вклад в развитие страны — медалью «За освоение целины» и другими нагрудными знаками.

Даулеткали АСАУОВ

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть