КультураНовости

Мырза из Бахчисарая

Первая книга Абая была издана более ста лет назад. Выдающемуся ученому-абаеведу Каюму МУХАМЕДХАНОВУ удалось вернуть из забвения имя первого издателя сборника стихов Абая, изданного в 1909 году в Санкт-Петербурге, – Ильяса БОРАГАНСКОГО.

Кто такой Бораганский?

Многие годы Каюм Мухамедханов мучительно искал ответ на этот вопрос.

Вот что он сам писал об этом в своей монографии, рассказывает директор общественного фонда образования и культуры имени К. Мухамедханова, его дочь Дина МУХАМЕДХАН: «Свой поиск я начал с просмотра газеты «Тәржіман», которая выходила с 1882 года. Она была популярна и распространялась на большей территории казахских степей. В ней публиковались новости научной, культурной жизни тогдашней России. Абай выписывал эту газету. Просматривая «Тәржіман», № 23 за 14 июня 1900 года на двух языках, я заметил статьи, которые были озаглавлены «Дело И. Бораганского», «Илияс Мырза Бораганский». В статье сообщалось, что 10-15 лет тому назад в Петербурге поселился один из крымских мурз (господ), родом из Бахчисарая, Ильяс мурза Бораганский, искусный каллиграф. Он является талантливым исследователем тюркоязычных и арабских стран. Несколько позже Бораганский получил разрешение на открытие в Санкт-Петербурге типографии и отдался этому делу со всей душой. В статье указывалось, что Бораганский издает книги на русском, арабском, турецком и фарси. Он печатает большие и малые книги, а также карточки, счета, объявления. На это обращалось внимание книготорговцев, коммерсантов и людей богатых, печатающих книги ради дела просвещения. Бораганский говорил, что его издательство не преследует коммерческих целей, он любит и уважает культуру разных народов. Некоторые видные ученые России оказывали ему поддержку, видя в нем талантливого и благородного человека. Именно эту статью о Бораганском и прочитали Абай и его ученики. Это мотивировало их на издание первой книги стихов и песен поэта».

Поиск и тупик

Как исследователя, Каюма Мухамедханова заинтересовал жизненный путь И. Бораганского, его судьба до и после революции и вообще все, что касается этого человека. И он начал свой поиск.

В 1966 году ученый отправляет запрос о Бораганском в Москву в Государственную ордена Ленина библиотеку СССР. В библиотеке никаких документов о Бораганском не нашли и письмо направили в библиотеку Института народов Азии АН СССР. Прошло немного времени, и был получен ответ, где сообщалось, что никаких материалов о И. Бораганском в их фондах не обнаружено. С запросом сотрудники библиотеки обратились к востоковеду, профессору Б. Данцигу, который тоже ничего не знал о И. Бораганском. В своем письме Мухамедханову профессор посоветовал обратиться в Ленинградское отделение Института народов Азии к профессору Анд­рею Кононову и в Ленинградский госуниверситет на факультет востоковедения к Арону Новичову.

На письмо-запрос от 11 октября 1966 года Кононов прислал ответ, что поиск его сотрудников увенчался успехом. В Санкт-Петербургском университете на факультете восточных языков были найдены материалы по истории, и в 4-м томе на стр.194 указано, что «Илияс мырза Бораганский с 20 августа 1898 года по 20 августа 1908 года читал лекции на турецком языке в Петербургском университете на факультете восточных языков», что получил образование в Стамбуле. Также в ответе указывалось, что в Ленинградском историческом областном архиве имеются сведения о Бораганском.

На запрос в Ленинградский областной архив Мухамедханов получает фотокопию статьи. В ней сообщается, что 22 апреля 1903 года в Петербургском университете на факультете восточных языков проходило собрание, на котором было решено продлить срок преподавания лектору И. Бораганскому с 20 августа 1903 года.

«Мои попытки узнать еще что-нибудь о И. Бораганском, о его творческом пути не принесли результатов, и мои исследования в 1966 году зашли в тупик», – пишет в своей монографии Каюм-ага.

Новые сведения

Однако спустя два года он случайно обнаруживает интересные материалы о И. Бораганском при просмотре газеты «Қазақ тілі» (впоследствии газета «Семей таңы»).

28 октября 1922 года в ней крупными буквами было напечатано «И. Бораганский – старейшина». Правительство Башкирии поздравляло его с 70-летием. В статье говорилось о том, что он открыл в Петербурге первую мусульманскую типографию. Что в течение пятидесяти лет занимался исследованием тюркоязычных народов и издательством. Напечатал много книг, был известен как искусный каллиграф. Много И. Бораганский трудился для издательского дела в Башкирии, ездил в Москву за необходимым оборудованием для издательства.

Теперь поиски ученого Мухамедханова были нацелены на Башкирию. Воодушевленный этими сведениями, он отправляет письмо-запрос в центральную библиотеку и архивы Башкирии. Но, увы, все тщетно. Никаких сведений. Он не теряет надежды и рассылает письма писателям и поэтам Башкирии. Обращается с запросом и к классику, старейшему писателю Башкирии 80-летнему Сайфи Кудашу.

Вскоре от Сайфи Кудаша пришел ответ: И. Бораганского он видел, но о творческом пути знает немного, так как близко не был с ним знаком.
Сайфи Кудаш сообщил, что в 1923 году в Уфе выходил журнал «Яңы юл» («Новый путь» ) и в № 4 за 1923 год на 38 странице приводятся сведения о Бораганском и дано его фото.

«И вот, наконец, в 1970 году в моих руках оказался этот самый журнал со статьей о И. Бораганском и его фото! – восторженно вспоминает Каюм Мухамедханов. – В статье указывалось, что И. Бораганский отдал 50 лет типографской деятельности. Он родился 22 апреля 1852 года в Крыму, в Бахчисарае. С 15 лет обучался в медресе, получил основы каллиграфии. В 1867 году уехал в Турцию. Жил и обучался в Стамбуле издательскому делу более семи лет, а также фотоискусству, инкрустации, каллиграфии. Затем вернулся в Крым и трудился там.

12 декабря 1876 года И. Бораганский отправился в путешествие по городам России. И в 1882 году прибыл в Петербург. До 1917 года работал в Петербурге, а с 1919-го – в издательстве газеты «Салауат», где обучал башкирских красноармейцев типографскому набору. С 1920 года Ильяс Мырза жил и работал в Башкирии, куда перевез типографское оборудование и в Стерлитамаке возглавил издательское дело. В 72 года (на время написания той статьи) он продолжал трудиться на своем поприще».

Так завершилась история поиска, вернувшая из забвения имя первого издателя поэтического сборника Абая, длившаяся двадцать (!) лет.

Метки

Похожие статьи

Закрыть