ГлавнаяИнтервью

Найти человека

«Ушел из дома и не вернулся» — такие объявления всегда вызывают тревогу. На поиски бросаются родные, полиция. И бескорыстная помощь волонтеров делает их неоценимыми участниками поисковых операций.
О том, как ищут потерявшихся людей, рассказала руководитель движения Lider.kz Айзада ЖУСУПОВА.

— Айзада Болатовна, расскажите, как появилось волонтерское движение по поиску пропавших людей.

— Все началось 10 мая 2016 года после поисков Эллины Кульдиной, которая пропала на реке Нура. Ей на тот момент исполнилось год восемь месяцев. Родители отдыхали на берегу, а когда собирались домой, спохватились, что нет ребенка. На второй день к поисковым мероприятиям начали присоединяться добровольцы. Съехалось около 500 человек из Алматы, Талдыкоргана, Костаная. Девочка пропала 10 мая, нашли ее 21 мая в воде без признаков жизни. После этого случая родилась идея в каждом городе открыть такую волонтерскую организацию по поиску пропавших людей. Сейчас наши волонтеры работают в 25 городах Казахстана. Это не только поиск пропавших, также помогаем при ЧС. Когда было землетрясение в Турции, не остались в стороне. Сейчас собираем гуманитарную помощь казахстанцам, которые пострадали от паводков.

— Часто ли к вам обращаются?

— Если брать статистику за 8 лет, то было около 3000 обращений. За 2023 год по городу Астане было 87 обращений. Почти все пропавшие были найдены. В республиканском розыске по столице остаются 12 человек.

Весной и осенью теряются в основном люди преклонного возраста, страдающие определенными ментальными нарушениями, потерей памяти. Бывает, что человек просто выходит на улицу, в магазин или подышать свежим воздухом и уходит в неизвестном направлении.

Летом пропадают дети, чаще всего с задержкой развития или иными заболеваниями. Они не знают страха, быстро передвигаются. Таких детей тяжело искать, потому что они часто плохо разговаривают, не могут назвать свой адрес или имя родителей, не понимают, куда идут. Зачастую они боятся посторонних людей. Если обычный ребенок может подойти ко взрослому и сказать, что он потерялся, то такие детишки не могут этого сделать.

— И как же их искать?

— У нас есть три канала получения информации — от родственников, сотрудников правоохранительные органов, из социальных сетей. Когда к нам обращаются либо мы в социальных сетях видим призыв о помощи, то сразу связываемся с родственниками пропавших. Не важно, взрослый это человек или ребенок. Вначале собираем информацию — важные приметы внешности, где и когда пропал человек, терялся ли раньше. Если информация, которую мы собрали, подтверждается, образуем штаб. Для этого у нас есть свои координаторы, которые выезжают и ждут волонтеров на месте.
В это время делаем ориентировку. Ее рассылаем в компьютерные клубы, автопарки, больницы, центры адаптации, линейную и патрульную полицию. Со всеми органами правопорядка у нас заключен меморандум, и они тоже задействованы в рассылке.

Смотрим по камерам, можно ли вычислить маршрут пропавшего человека, и если да, то по этому пути направляем ребят. Если камеры ничего не показывают, ищем по всем возможным направлениям.

— Где ищете пропавших в первую очередь?

— Знаете, это зависит от того, при каких условиях пропал человек и как давно его не могут найти. Бывает, когда собираешь информацию и, к примеру, узнаешь, что человек — лудоман, наркоман или употребляет алкогольные напитки, здесь в работу идет информационная рассылка, в принципе, есть определенные места, где он может находиться. А бывает, вышел человек из дома и исчез, никогда раньше не терялся. Тут мы уже подключаем пеший поиск. Потому что понимаем, что, возможно, с человеком что-то случилось: упал в люк, стало плохо с сердцем…

Когда пропадает ребенок, особенно маленького возраста, мы всегда реагируем незамедлительно. Бывает, малыши просто уходят играть в другой двор, но лучше мы поднимемся по тревоге и найдем их там, чем упустим то время, которое, возможно, поможет ускорить процесс поиска ребенка.

— Сколько в среднем уходит времени на поиск человека?

— Самые длинные поиски были 32 дня. Это был мужчина преклонного возраста, 73 года. Нашли его в районе кладбища без признаков жизни. Поиски Эллины Кульдиной длились 11 дней. Бакдаулета Омархана, который упал в люк на 40-й станции, искали три дня. Самое главное для нас — найти человека живым. Тогда мы чувствуем, что усилия потрачены не зря и наша работа очень нужна.

Статьи по Теме

Back to top button