НовостиОбщество

Наследие Шокана Валиханова

Первый в истории англоязычный сборник Шокана Валиханова вышел в издательстве Кембриджского университета в конце прошлого года – эта короткая новость облетела тогда все СМИ. Зарубежное издание стало возможным полтора века спустя после публикации первых прижизненных статей выдающегося ученого.

Вклад просветителя

За свою короткую жизнь – всего 29 лет – Шокан Валиханов внес весомый вклад в востоковедение, в то же время проливая свет на казахское культурное наследие как для соотечественников, так и за рубежом.

«Несмотря на незаурядные труды, Шокан Валиханов не пользуется широкой известностью в англоязычном мире», – с сожалением признавали зарубежные издатели при подготовке к публикации научного труда.

Выход первого сборника стал возможным через полтора века, после того как в 1865 году были опубликованы четыре произведения за его авторством на английском языке.

Избранные произведения этнографа и историка Великой степи представлены на 343 страницах в переводе Арча Тейта под редакцией Ника Филдинга в соавторстве с научными сотрудниками казахстанского Института истории и этнологии имени Ш. Валиханова.

В книгу вошли дневники, заметки и статьи, которые отражают историю, духовный облик и образ жизни казахского народа, а также других тюркских народов, населявших территорию Центральной Азии в новое время.

– Изучением жизни и деятельности Ш. Валиханова занимались как советские, так и современные казахстанские и российские ученые, – комментирует издание сборника научный сотрудник Института истории и этнологии им. Ш. Валиханова Закиш САДВОКАСОВА. – Тематикой их исследований становилось освещение вклада казахского просветителя, ученого в различные области наук. Юристы, географы, историки, этнографы и другие выделяют свои проблемы при изучении неординарной личности. В предисловии к книге «Шокан Уалиханов. Избранные произведения» указано, что при переиздании были учтены все достижения и в то же время недостатки изданий произведений Ш. Валиханова прошлых лет. Вместе с тем требуется современное прочтение многих из них, в том числе дат, характеристик, понятийных категорий и т. п. Новое издание избранных сочинений ученого должно было ликвидировать эти существенные пробелы и представить англо-язычной общественности труды Ш. Валиханова. Наиболее важные проблемы сконцентрированы в отдельных томах.

Понимание этногенеза

Шокан Валиханов родился в семье старшего султана Чингиза и с малых лет имел возможность общаться с людьми разного рода занятий – известными поэтами, чиновниками, путешественниками и т. д.

– К числу особенностей мировоззрения Ш. Валиханова относится понимание этногенеза киргизского (казахского) народа, – комментирует выход книги научный сотрудник Института истории и этнологии им. Ш. Валиханова Галия ШОТАНОВА. – Он один из первых обратил внимание ученого мира на то, что киргиз и казах – два различных народа и нельзя их смешивать, обозначать одним и тем же этнонимом «киргизы». Для российского правительства проще было заменить этноним целого народа – казахов, превратив их в киргизов, чем переименовывать его из-за казаков (специфической этносоциальной общности, сформировавшейся в рамках особого, служилого состояния). Самоназвание народа было возвращено в 1925 году.

Академик Алькей Маргулан, отмечая обширную научную и литературную деятельность ученого, писал: «Выходец из среды кочевого народа, он сумел подняться до вершин научного и общественного прогресса, занять почетное место в рядах ориенталистов России». Безусловно, высокая оценка личности Ш. Валиханова напрямую связана с его деятельностью.

В «Избранные произведения» первого сборника вошли материалы, в некоторой степени известные для казахстанского читателя и почти незнакомые для англоязычной аудитории, отмечают ученые. Ценность издания состоит в том, что читатель, изучив документы, вправе выработать свое собственное мнение как о работе, так и об авторе. К примеру, сообщение Ш. Валиханова о путешествии в Кашгар (вошедшее в книгу), уже при жизни ученого освещалось в российской печати. На страницах «Современной летописи русского вестника» 1860 года имеется следующая информация: «В многоплеменном Петербурге, в котором Невский проспект старались выдавать нам, по нескольким иноверческим церквам, за осуществление провозглашенной у нас свободы вероисповедания, в Петербурге у нас киргизы редкость: едва ли пять человек их здесь наберется. Они ходят в общеевропейской форменной военной одежде и, за исключением лишь одного человека, ничем особенным не заявляют о своем существовании. Этот один – еще молодой кавалерийский офицер, кажется, штабс-капитан по чину, кавалер Св. Владимира по пожалованию, султан по происхождению, Чокан по имени, Чингизович по отчеству, Валиханов по фамилии, из сибирских киргизов, он совершил ученое путешествие в Кашгар, и нынешнею зимой прочел на одном из заседаний Географического общества извлечение из отчета о своем путешествии, извлечение, полное эрудиции самостоятельной и взглядов истинно гуманных».

Петербург Валиханова

– Суждения Ш. Валиханова об исторических преданиях, легендах, родословной казахов, введении царских реформ, политике самодержавия, участия в военных операциях и т. д. получили отражение в опубликованном англоязычном издании, – продолжает Галия Шотанова. – Вместе с тем ученые, подготовившие «Избранные произведения», признают, что до сих пор не получила широкого освещения деятельность Ш. Валиханова как художника. Биография ученого также имеет существенные пробелы, особенно петербургский период его жизни и творчества. Более глубокого осмысления требует окружение, в том числе деятельность других представителей семьи Валихановых.

– Следует согласиться, что исследований, где основной замысел направлен на изучение жизни Чокана, не так много, – считает Закиш Садвокасова. – Хотя появляются редкие и интересные публикации, где делается попытка сократить этот пробел. Изданный в 2017 году небольшой труд «Петербург Валиханова. Поиски следов. Часть 1» посвящен петербургскому периоду жизни Ш. Валиханова. Во введении автор пишет об известных российских писателях, проживавших в Санкт-Петербурге: «Есть Петербург Пушкина, Петербург Достоевского, Петербург Блока». И неожиданное продолжение: «А есть Петербург Валиханова. Он менее известен, а потому о нем стоит поговорить». Далее указывается одно необычное обстоятельство проживания Ш. Валиханова в столице, послужившее причиной немилости местного руководства. «По прибытии в столицу Валиханов был обласкан императором (в прямом смысле по старинному обычаю царь облобызал Чокана, и этот поцелуй, кстати, послужил причиной зависти и ненависти к нему нового омского губернатора), произведен в штабс-ротмистры и пожалован орденом Св. Владимира с 500 серебряными рублями впридачу (это было больше, чем его годовое жалование в военном ведомстве). Непривычный светским взорам ученый-азиат, степной аристократ, друг Достоевского и Семенова произвел фурор в обществе». Можно со всей ответственностью сделать заключение, что проявление таких почестей Ш. Валиханов заслужил своей неутомимой деятельностью.

Таким образом, жизнь и деятельность Ш. Валиханова не остается без внимания до сих пор, считают ученые. Изданные документы позволяют определить множество граней его неординарной личности, что дает возможность англоязычным читателям глубже узнать казахский народ, его историю, традиции и обычаи, благодаря трудам нашего Шокана.

Метки

Похожие статьи

Закрыть