НовостиОбщество

Не дать забыть, не дать повториться

31 мая в Казахстане особая дата — День памяти жертв политических репрессий. К этой дате приурочено еще одно событие — день открытия в 2007 году Музейно-мемориального комплекса «АЛЖИР» в селе Акмол недалеко от столицы в память жертв политических репрессий Акмолинского лагеря жен изменников родины.

Журналист «Вечерней Астаны» побеседовала с теми, кто вложил немало сил, чтобы донести правду о страшном лагере до следующих поколений.

Музей создан на основе материалов о жертвах политических репрессий. В нем представлены архивные документы, фотографии, протоколы допросов, приказы о расстрелах, личные дела репрессированных, литературные произведения, публикации и вещественные предметы музейного значения. Часть материалов и экспонатов передана в музей бывшими узниками лагерей и их потомками. Здание оформлено в виде кургана, а вход — это своеобразный тоннель с нанесенными на стены трагическими моментами из жизни узниц.

За два месяца

— Когда меня пригласили в акимат города и предложили возглавить музей, я работала директором Русского драмтеатра, — рассказала первый директор комплекса Априза ХУСАИНОВА. — У меня был огромный опыт работы, мне не раз приходилось «поднимать целину».

Априза Хусаинова работала учителем в сельской школе, секретарем комитета комсомола, секретарем Советского райкома комсомола, заместителем директора Дворца молодежи. В сложные 90-е годы была назначена заведующей отделом культуры города Акмолы. Она проделала значительную работу по сохранению и укреплению материально-технической базы библиотечной системы города, пополнению книжного фонда, строительству клубов кирпичного завода и на станции Сороковой, добилась создания коллективов художественной самодеятельности и проведения ежегодных смотров и конкурсов, профессиональных праздников строителей, железнодорожников, медицинских и педагогических работников.

И вот новая сложная задача. Во Дворце молодежи выделили кабинет, где был организован штаб из четырех человек. Буквально за два месяца им удалось собрать около 10 тысяч архивных материалов, экспонатов и сформировать экспозиции музея.

— Я приехала на место строительства комплекса 9 апреля, — рассказывает Априза Хусаинова. — Там велись строительные работы. Увидела, что в поселке сохранились лишь один барак и нерабочая электростанция, остальные бараки снесли. На месте музея были заросли малины, которую выращивали узницы, потому это село и называлось Малиновка. Позже эти посадки убрали и высадили ели.
Мы стали собирать материалы. Нашли писателей, которые рассказали о лагере, карагандинских художников, на картинах которых отображена жизнь репрессированных. Страшные картины, страшные подробности… Например, такая деталь: женщинам в бараке давали место в ширину 50 сантиметров, а в длину — метр. У нас есть рисунок, как узницы лежат друг за другом. Если одной нужно было перевернуться на другой бок, то всем остальным тоже приходилось это делать.

Казахстан объединяет

— Совместно с Ассамблеей народа Казахстана мы провели большую работу, — продолжает первый директор музейно-мемориального комплекса. — Пригласили 200 детей и внуков репрессированных. Поставили спектакль. Тогда же я связалась с Майей Плисецкой — ее мать здесь сидела. Сюда приезжал ее брат, который находился в лагере вместе с матерью. Он тогда был грудным ребенком.
Априза Хусаинова выпустила книгу «Казахстан нас объединяет» на двух языках. В АЛЖИРе сидели представители 62 национальностей. Комплекс посетили представители всех посольств, они установили памятные знаки в честь узниц. На Стене памяти выбиты имена жертв, отбывших свой срок в лагере.

— Очень важно, чтобы за экспонатами музея были видны люди, — говорит Априза Хусаинова. — Наша задача была максимально сохранить вещи, принадлежавшие узницам. Палачи хотели уничтожить этих людей, чтобы не осталось и следа памяти о них. Мы вели постоянную работу с учебными заведениями, к нам постоянно приезжали школьники и студенты. Молодежь должна знать об ужасах АЛЖИРа.

Кроме того, Априза Хусаинова организовала перевозку сталинского вагона 1927 года со станции Атбасар на территорию комплекса. В таких «теплушках» — товарных вагонах, переоборудованных под перевозку людей или лошадей, и доставляли женщин в лагерь. Его достоверность подтверждена научно. В вагонном депо работала мастер Галина КОШЕЛЕВА, дочь репрессированного. Она и помогала с транспортировкой.

Не на пустом месте

— В этой сфере я работаю с 1997 года, с того момента, как вышел Указ об объявлении 31 мая Днем памяти жертв политических репрессий, — рассказала сотрудник музея Раиса ЖАКСЫБАЕВА. — Тогда в селе Малиновка вместе с сыном репрессированного Иваном ШАРФОМ мы открыли музей «История АЛЖИРа», который просуществовал десять лет. Отца Ивана Ивановича расстреляли, а мать была депортирована в Казахстан и погибла. В три года он остался сиротой, его спасла и воспитала казахская семья.

По словам Раисы Жаксыбаевой, с помощью местных жителей он нашел старое кладбище, где хоронили узниц, огородил это место и установил памятный знак в то время, когда о жертвах сталинских репрессий никто ничего не говорил. Открытию музея предшествовала встреча бывших узниц АЛЖИРа, которая в октябре 1989 года собрала многих из них в Малиновке. Ивана Ивановича не стало в 2010 году. Но он успел увидеть, что начатое им дело продолжает жить.

Как создавался музей

Лагерь был открыт в 1937 году, и в январе 1938-го туда прибыли первые этапы. Жен отправляли в лагерь после ареста мужей.

Существовала разработанная схема: им предлагали свидание с арестованными мужьями, но вместо этого они оказывались в тюремных вагонах. Женщины надевали красивые платья, не подозревая, что окажутся в буранной степи, где их ждут тяжкие испытания. В число членов семей изменников родины входили нередко и сестры, родители, дети. Узницам АЛЖИРа были запрещены любая переписка, получение посылок. Они голодали, погибали от непосильного труда и сурового климата, большинство смертей пришлось на первые годы существования лагеря. Лишь в 1953 году, после смерти Сталина, лагерь закрыли и на его базе открыли Акмолинский совхоз.

Многие женщины здесь и остались, им просто некуда было возвращаться.

— Мы сделали памятник в виде рассеченной красной звезды, символизирующей Советский Союз, — рассказала Раиса Жаксыбаева. — На открытие пригласили бывших узниц лагеря. Не все приглашенные решились приехать, возможно, у них сохранился страх. Бывшие узницы лагеря рассказали о пережитом, предложили создать музей и оставили привезенные с собой вещи и предметы для будущей экспозиции. Возможность реализовать предложение узниц появилась в 1997 году. Под музей «История АЛЖИРа» выделили комнату 72 квадратных метра, в ней — два стола и на подоконнике документы. Больше ничего. Я переписывалась с бывшими узницами, они присылали нам документы.

В процессе работы были найдены захоронения узниц в местах под названием 27, 28, 29 и 31 точки (другое название АЛЖИРа — 26 точка). О них мало что известно.

— Когда в 60-е годы у нас строили птицефабрику рядом с озером, обнаружили массовое захоронение, очень много останков, — рассказывает Раиса Рамазановна. — Птицефабрику отодвинули в сторону. Мы огородили эту территорию и приглашали имама, православного и католического священников, чтобы провести поминальную службу.

Я всегда детям говорю, что именно они должны знать и помнить историю, ее страшные страницы, чтобы подобное не повторилось.

 

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть