НовостиОбщество

Оазисы в каменных джунглях



Знаете ли вы, что за растения растут в столичных парках и скверах? В эти осенние дни, глядя на буйство красок, хочется подробностей, названий, природных тонкостей.Нам посчастливилось погулять по столичному парку с Еленой ШАПОВАЛОВОЙ, для которой увлечение городской флорой -­ хобби. Экспертом она себя не считает, но с удовольствием делится знаниями о редких деревьях и кустарниках.

Иной раз, любуясь очередным чудом природы, ловишь себя на мысли: узнать бы, что за дерево с красными листьями растет возле офиса или что за белые шарики на кустарнике? И чем больше город окружает нас асфальтом и бетоном, тем дороже становятся наши безымянные зеленые защитники. На этот раз открылись имена некоторых из них, довольно редких, выживших на месте старого дендропарка. Сразу после приветствия Елена заинтриговала нас, пообещав найти и показать туманное дерево (скумпию кожевенную), которое растет в старом парке в единственном экземпляре. А по пути намеревалась познакомить с остальными растениями.

— Смотрите сюда, пониже. Видите синие ягоды? Это терн, — сказала Елена, посоветовав оторвать глаза от золотых дубов на ярко-синем небе и посмотреть на небольшой куст.

Да, это был тот самый терн, родственник сливы, давший название известному роману «Поющие в терновнике». Ягоды синие с белой поволокой, на вкус терпкие, с большой косточкой. В Англии из них делают терновый джин.

Наш интерес вряд ли поймут уроженцы более теплых краев, у которых всяческих деревьев — тысячи видов. Но у нас наличие большей части теплолюбивых растений сродни чуду. Вот, например, белая акация (та самая, у которой «гроздья душистые») или по-научному робиния лжеакация. Дерево нежное, легко вымерзает, поэтому мы не знаем ни аромата, ни меда из нее. А вот этот экземпляр каким-то чудом выжил.


Прародитель известных леденцов — барбарис (3)- обнаружился в двух видах: обыкновенный, у которого листики долго остаются зелеными, лишь позже желтеют, и барбарис Тунберга — багряный, полыхающий.

— Не наступите! Это удивительная редкость — вечнозеленый кустарник магония падуболистная. Вообще, он растет на юге. Здесь не замерз чудом просто. Очень красиво цветет желтыми метелками, а ягоды потом синие. Но здесь я не видела, как цветет, холодно ему, — вздохнула любительница растений.

Ягоды мы на низеньком кустике не нашли. Зато рядом обнаружилось невысокое, но забавное растение, все усыпанное белыми шариками — не то цветы, не то плоды.


Руки сами потянулись к симпатичным кругляшам, но оказалось, что эти ягоды ядовиты. Снежноягодником (2) — так называется кустик — лучше любоваться на расстоянии.

— А вот это чингиль серебристый! (1) — радостно объявила Елена. — Когда первый раз увидела, удивилась и долго сомневалась, так ли. Потом ждала, пока зацветет, приходила весной чуть не каждый день. И наконец увидела, как распустились чудесные розовые цветы. Это удивительное растение. В Америке считается сорняком и называется там «русское соленое дерево». Почему так — не знаю. Вообще, он солеустойчивый и засухоустойчивый кустарник. И еще интересно то, что на молодых кустах у него иголки большие, сантиметров восемь, а на старых растениях шипы становятся меньше. Как в жизни, к старости люди менее колючими становятся.

Инстинкт собирательства, доставшийся от наших далеких предков, вдруг проснулся, захотелось набрать каких-нибудь ягод. Тем более что рядом высокий куст манил черными блестящими ягодами, похожими на черемуху.

— Это крушина слабительная (5)! — вовремя предостерегла Елена. — Считается, что десять ягод — смертельная доза. Но людей часто останавливает первая ягода своим неприятным привкусом — природа предупреждает.

И хорошо, что предупреждает. Потому что иногда людям растений не жаль. Цветущие ветки ломают, даже если куст или дерево одно такое растет в крохотном парке, со всех сторон сжатом бетонными монстрами. Это в полной мере относится к гребенщику или тамариску (4) — диковинному растению, похожему на хвойное или на странную траву. Чудный, ажурный, с нежными розовыми цветами, но почти весь варварски выломан. — Весной этот уголок совсем другой. Много интересных травянистых растений. Растут тюльпаны, мышиный гиацинт, ветреница, даже как-то раз видела адонис весенний, есть рябчик шахматный, примула, медуница, пижма, тысячелистник. Если приложить небольшие усилия, этот уголок можно наподобие Аптекарского огорода, как в Москве, оформить, охранять, — поделилась мыслями Елена.

Да, во время этой прогулки подумалось: как важно сохранять в нашей столице такие вот зеленые летом и пламенеющие разными красками осенью островки, где, вопреки всему, выживают и радуют нас удивительные растения.


Мы же в этот раз так и не нашли таинственное туманное дерево, эту самую скумпию кожевенную. Весной ее будет лучше видно. Найдем, если останется этот крохотный оазис.

Ольга ФЛИНК

Фото Василия КРАСЬ

Статьи по Теме

Back to top button