НовостиОбщество

Олимпийское золото – гордость за свою страну

Ольга РЫПАКОВА, олимпийская чемпионка по легкой атлетике

Накануне 30-летия Независимости Казахстана ИА Kazinform подготовило книгу «100 рассказов о Независимости». Это альманах уникальных историй, напрямую или косвенно связанных с достижениями казахстанской независимости за последние три десятилетия, начиная с 1991 года и до наших дней. Рассказы написаны на основе эксклюзивных интервью с выдающимися политиками, экономистами Казахстана, а также деятелями науки, культуры и спорта. Особое место в рассказах занимает личность Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы Нурсултана Назарбаева.

Публикуем отрывки из этой книги

Мой спортивный путь начался в детстве, когда я только пришла в секцию легкой атлетики. Тогда я абсолютно не осознавала, что с этого и начался большой марафон к олимпийским успехам. Тренировалась, потому что мне нравилось, никогда не задумывалась о больших победах, наградах, призовых местах. Многие спрашивают: мечтала ли я об Олимпиаде с детства? Нет, тогда об этом даже не задумывалась и мечты такой не было. Все шло своим чередом, мне нравилось показывать хорошие результаты, которые приводили к победам, я получала удовольствие, когда свои же результаты могла преодолевать – бить личные рекорды и совершенствоваться. С каждым таким достижением аппетит становился все больше и больше, тогда я поняла, что это и есть мой жизненный путь.

На Олимпиаду никто просто так не попадает. Когда я поняла, что могу не просто участвовать, но и показать хорошие результаты, начала активно готовиться. Появилась ответственность – такая же, как на работе. Не бывает такого, что сама немного потренировалась, прыгнула и выиграла. Это многолетний труд с огромной поддержкой, начиная от тренерского руководства и до государственного обеспечения.

Чтобы совершенствоваться в спорте, нужно тренироваться в хороших условиях. Должны быть выездные сборы, соревнования. Это все организовывалось тогда Дирекцией штатных национальных команд, Национальным олимпийским комитетом. Они давали нам возможность для того, чтобы мы улучшали свои показатели и делали новые достижения в спорте.

К слову, я совершенно спокойно отношусь к тому, что мои спортивные достижения в итоге обернулись известностью. Наши фотографии после олимпиад были практически везде: в СМИ, на обложках журналов, на баннерах и даже почтовых марках. Для меня в этом нет чего-то особенного, я выступаю на соревнованиях и выигрываю не для этого.

Но отлично помню свое выступление, когда завоевала золотую медаль на Лондонской Олимпиаде 2012 года. Это была буря эмоций! Сложно выделить что-то конкретное. Первое, что чувствуешь в этот момент, – это облегчение. Потому что была проделана просто титаническая работа, особенно в последний год, работа с успехами и разочарованиями, когда бывают какие-то травмы, физические и психологические преграды. В общем, первая эмоция – наконец-то это все закончилось, я победила, мы это сделали. Вторая – это гордость за нашу страну, когда наш флаг поднимается выше всех остальных на гигантском стадионе перед десятками тысяч зрителей, когда трибуны все полные, люди аплодируют стоя, смотрят церемонию награждения и на флаг победителя. Это неописуемое чувство гордости за наш флаг, за то, что на Казахстан смотрит весь мир.

Тогда в Лондоне церемония закончилась очень поздно, но телеграмма от Елбасы пришла довольно быстро. Он поздравил с победой и выразил благодарность за то, что я прославила Казахстан на мировой арене. Нурсултан Абишевич назвал меня примером для подражания молодому поколению. Конечно же, это безумно приятно, что Президент лично поздравил меня. Это дает чувство единения с народом и его лидером.

Перед олимпиадами некоторых спортсменов из команды приглашали на встречу в Акорду. Перед поездкой в Пекин, Лондон и Рио-де-Жанейро я присутствовала на этих встречах. Нурсултан Назарбаев благословлял нас, говорил напутственные слова, поддерживал, поднимал внутренний дух. Это дает понимание того, что мы все вместе, что страна едина. Мы, спортсмены, как посланники от Казахстана, и во время соревнований чувствуем, что наша страна с нами. В свою очередь, это чувство единства дает большую уверенность.

Когда попадаешь на прием к Елбасы после победы, конечно же, сильно волнуешься. Хотя нас заранее готовили, говорили, где сесть и как переключать микрофон, все равно быть эмоционально сдержанным на встрече с Нурсултаном Абишевичем невозможно. Но когда он зашел в зал, обстановка разрядилась. Его слова – это не просто формальная речь, это очень теплая беседа, такая же, как когда я со своими детьми разговариваю. Он начинал с очень простых слов: «Дорогие мои, здравствуйте!» Тут я понимала, что Елбасы – очень душевный и позитивный человек, и волнение улетучивалось. Мы однозначно были на одной волне. Недаром Нурсултан Абишевич всегда старался и старается приезжать на крупные спортивные мероприятия, говорит нам слова поддержки и благословляет, верит в нас и наши победы.

За 30 лет нашей независимости, конечно же, спорт ушел далеко вперед по сравнению с тем, что было раньше. В детстве нам приходилось заниматься в обычных спортзалах, не было хорошего инвентаря. Мы сами штопали маты, на которые прыгали, чинили, если что-то выходило из строя. Сегодня наше государство дает очень много возможностей развиваться в спорте и достигать больших высот на международной арене.

«Вот чего мы достигли!» – первый полет казахстанца в космос

Токтар АУБАКИРОВ, первый казахстанский космонавт, Халық Қаһарманы

Начало 1990-х было сложным периодом. Перестройка только завершилась, и никто не мог понять, что в действительности происходит. В это время Казахстану нужно было суметь поймать волну успеха и не упустить открывшиеся возможности. В тот момент Президент Нурсултан Назарбаев выбрал правильный курс. СССР еще не рухнул, но республики начали заявлять о своем суверенитете, и нужно было верно и быстро принимать решения. Елбасы своевременно объявил, что все, что находится на территории Казахстана, будет казахстанским, в том числе космодром Байконур. Тогда же и прозвучало заявление, что наша страна намерена отправить первого казахстанского космонавта в космос.

Признаться, был очень удивлен, когда Нурсултан Абишевич объявил, что именно я буду первым казахом, который полетит в космос. Эта новость застигла меня на Шымбулаке, где мы с семьей катались на лыжах. Я срочно спустился до резиденции Главы государства и попал на прием к Нурсултану Абишевичу. Первые мои слова как раз касались удивления и непонимания, почему меня не предупредили о предстоящем полете. Но мой настрой резко изменился, когда Елбасы сказал фразу: «Токтар, это не мне надо, это нужно нашему народу. Наш народ ждет этого уже 30 лет». В этот момент я почувствовал онемение, и мой единственный вопрос был: «Когда?» Он ответил: «Сегодня вечером встречаемся, и тебе официально объявят, что ты будешь кандидатом от Казахстана».

Но теперь дело встало за сложным – нужно было пройти медицинскую комиссию, а это очень нелегко сделать. Бывало, что даже из тысячи желающих не проходил никто. К моему счастью, из многих молодых ребят прошли я и еще один старший лейтенант.

Следующим этапом были тренировки в Центре подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина. Откровенно говоря, местные специалисты отнеслись ко мне скептически, хотя я уже тогда был Героем Советского Союза, испытал более 50 типов самолетов, совершил беспосадочный полет на Северный полюс. И при очередной встрече с Нурсултаном Назарбаевым я поделился этими мыслями. Елбасы при мне вызвал ответственного за мой полет высокопоставленного чиновника и заявил: «Если кто-либо помешает первому полету казахстанского космонавта, космодром Байконур будет закрыт». Я увидел испуг на лице этого человека: «Нурсултан Абишевич, я вам обещаю, в октябре он полетит».

Ко 2 октября 1991 года нас с Талгатом Мусабаевым начали готовить к полету. В своем коллеге я видел желание учиться, он очень целеустремленный человек. Тогда я подумал: пусть лучше он летит вместо меня. Я сказал об этом своему командиру, но не думал, что весть так быстро поднимется дальше. Об этом узнал начальник Центра подготовки космонавтов генерал-лейтенант Владимир Александрович Шаталов. Он меня вызвал к себе и сказал: «Твой народ ждет, что полетишь именно ты. Так и должно быть, поверь мне». Я все понял, и мы продолжили готовиться.

Нурсултан Абишевич мне импонировал тем, что он всегда зрит в корень, всегда делает то, что необходимо. Перед полетом мы вновь беседовали с ним, и я прямо сказал: «Не хочу лететь в космос обычным пассажиром. Нам нужна более четкая научная программа». Он дал команду, и мы встретились с президентом Академии наук Казахстана Умирзаком Махмутовичем Султангазиным. Оказывается, к тому времени уже много лет готовилась космическая программа Казахстана, и я полетел с этой программой на орбиту. Причем она была настолько обширна, что даже россияне, летевшие после меня, работали по ней.

2 октября 1991 года был старт, нам никто не препятствовал, все прошло хорошо. На космодром прилетел Нурсултан Абишевич, он пригласил своих коллег. Меня провожали семь президентов и канцлер Австрии. Я считаю, это был самый уникальный полет за всю историю пилотируемого космоса, больше такого количества президентов никогда на взлете не было. Я был очень благодарен Нурсултану Абишевичу Назарбаеву за такую возможность.

Уже после прилета нас с семьями пригласили в кабинет к Президенту. Нурсултан Абишевич нас встретил, он обнял меня и сказал: «Токтар, спасибо тебе. Я поздравляю тебя, ты достойно выполнил свою миссию, и ты сам видел, как горд наш народ. Ты встречался когда-нибудь с народом? Я организую тебе встречу». Он действительно организовал эту встречу. Я ехал на машине из Алматы в Джамбул, из Джамбула в Шымкент, и по всей тысячекилометровой дороге были люди. Они смотрели на меня и громко хлопали, улыбались. Я никогда с того момента не видел так много людей. Мне было, с одной стороны, неловко, что я им создал такое беспокойство, а с другой – была гордость за мой народ, что наш народ расправил плечи и сказал: «Вот чего мы достигли!»

Операция «Сапфир»: избавиться от урановой опасности

Владимир БОЖКО, государственный деятель, заместитель председателя Мажилиса Парламента РК,
генерал-лейтенант КНБ

Опираясь на волю народа, 29 августа 1991 года Нурсултан Назарбаев своим указом закрыл крупнейший в мире Семипалатинский испытательный ядерный полигон. Это стало первым и исключительным случаем в мировой практике ядерного разоружения. Данный шаг Казахстана внес значительный вклад в глобальный процесс сокращения ядерной угрозы на планете.

Присоединившись в 1992 году к Договору о нераспространении ядерного оружия, наша страна приобрела высокий авторитет и моральное право в качестве безъядерного государства выдвигать собственные инициативы в сфере международной безопасности.
После закрытия Семипалатинского полигона Первый Президент Республики Казахстан Н. А. Назарбаев, исходя из внешнеполитической ситуации и внутреннего социального положения в стране, принял решение о выводе из Казахстана ядерных боезарядов и ракет, постепенной ликвидации их инфраструктуры.

В череде прошедших событий тех времен мне вспоминается специальная секретная операция «Сапфир» по вывозу ядерного топлива с территории Ульбинского металлургического завода. Реализация проекта проходила под руководством президентов Казахстана и США.
Как известно, процесс создания ядерного оружия требует разветвленной инфраструктуры, поддержки в виде научно-исследовательских лабораторий, реакторов, производственных объектов и т. д. Одним из таких объектов был Ульбинский металлургический завод в Восточном Казахстане. В начале 1990-х годов на складах этого завода хранилось 600 килограммов высокообогащенного урана, из которого, по оценке экспертов, можно было изготовить два десятка ядерных бомб. Этот уран предназначался для реакторов атомных подводных лодок. Однако в 1980-е годы ХХ века секретный проект был остановлен. Опасное сырье было законсервировано на Ульбинском металлургическом заводе.

В прошлом СССР был одним из самых передовых производителей ядерной промышленности. На его просторах выпускался и хранился многочисленный оружейный арсенал. После развала Советского Союза активизировалась деятельность специальных служб иностранных государств на постсоветском пространстве. Казахстан не был исключением.

Учитывая присоединение Казахстана к Договору о нераспространении ядерного оружия и затраты по охране хранилищ урана, а также угрозу и для Казахстана, и для всего мира, Нурсултан Абишевич принял решение продать этот уран США.

В соответствии с договором в Казахстан приехали американские специалисты по транспортировке высокообогащенного урана. В результате совместной слаженной работы материалы для оружия массового поражения, помещенные в специальные канистры, были вывезены с территории нашей страны на армейских военно-транспортных самолетах.

После этого в 1995 году Елбасы Н. А. Назарбаев обратился к народу Казахстана и заявил, что последние смертоносные боеголовки были вывезены с территории республики.

Из-за невозможности перевозки последний ядерный заряд был уничтожен на бывшем Семипалатинском ядерном полигоне усилиями российских и казахстанских ликвидаторов.

Таким образом, с Казахстана была снята тяжесть международной атомной лихорадки.

Метки

Похожие статьи

Закрыть