Главная

Оразалы и Наталья



В этом году исполнилось 70 лет со дня начала целинной эпопеи. В наш регион в то историческое время ехали добровольцы со всего Советского Союза. Многие остались здесь навсегда и создали интернациональные семьи, которые сегодня составляют многонациональный народ Казахстана. О романтической истории астанчанки Натальи БЕЙСЕКЕЕВОЙ (в девичестве — Миненко) мы хотим рассказать сегодня. 

— Родом мы из украинского Львова, — рассказывает Наталья Григорьевна. — Папа мой, Григорий Миненко, был коммунистом, фронтовиком. Мама окончила торговый техникум, во время войны попала в плен и была отправлена на работы в Германию. И, как она рассказывала, молодых, красивых девушек с образованием фашисты отбирали служанками в богатые немецкие семьи. Отца после окончания войны отправили на восстановление Сталинграда, там он и встретил мою маму. В моей памяти остались обрывки пепелищ этого города, не было ни одного целого здания.

ТЮЛЬПАННЫЕ ПОЛЯ И СТЕПНОЙ КОВЫЛЬ

— В конце 1953 года моих родителей, как востребованных специалистов, направили в Казахстан на освоение целины. Сначала мы остановились в селе Жаксы. Помню, стоял барак и там жили несколько семей. А в 1955 году переехали в Сурган, в 12 км от Есиля. Там открылась автобаза «Атбасарский трест», куда папу назначили директором. В ней насчитывалось более 500 машин. Мама устроилась там же завхозом.

Мне так запомнились в детстве тюльпанные поля и степной ковыль. Сразу за нашим двором цвели тюльпаны. Красота необыкновенная, а подует ветер, они колышутся, напоминая волны, и кругом такой нежный, тонкий аромат. А как ковыль цветет! Зрелище необыкновенное, когда до самого горизонта волнуется ковыльная степь. Мы бегали по пояс в этой траве и представляли, что бежим по волнам, нам лет по 5-7 было тогда. Такой мне запомнилась в детстве казахская степь, — вспоминает Наталья Григорьевна. — Так как совхозы стали создаваться с колышка, инфраструктуры не было никакой, в новую школу я пошла только в 9 лет. Здесь же, на целине, родились еще три сестренки и братишка. После окончания 8 классов, чтобы помочь родителям, я пошла работать в трест к папе секретарем-машинисткой.

ПОКЛОННИК

— В этом тресте меня и приметил Оразалы, который работал шофером. Каким-то хитрым способом он в отделе кадров выудил мое фото, сделал из него медальон и носил как брелок с ключами от машины. А всем своим друзьям гордо говорил: «Вот моя невеста!», хотя мы даже знакомы не были. Придет в нашу контору и стоит около нашего кабинета, поджидает меня. А я в юности капризная была, даже смотреть не хотела в его сторону.

Я любила твист, чарльстон, вальс. Если меня кто-то приглашал на танцы, он их поджидал вечером. Так и отвадил всех, подключил своих двоюродных братьев и друзей, — смеется собеседница, — чтобы в его отсутствие никто мне не оказывал знаки внимания. На мое возмущение отвечал: «Так надо!», на этом наш разговор заканчивался. А в нашу автобазу приезжали парни со всего СССР и разных национальностей. Многие ехали на целину за длинным рублем. Например, моя зарплата была около 70 рублей, а шоферы получали свыше 200.

Однажды Оразалы для храбрости чуток выпил спиртного и пришел домой ко мне, видимо, объясниться и попросить руки. Но во дворе у нас была овчарка, такая умная собака. Она учуяла запах перегара от гостя, не пустила его дальше ворот. Я слышу во дворе крик. Выбегаю, а там наш Барон схватил его за палец и держит. А Оразалы кричит: «Наташа! Наташа!» Я овчарку успокоила, а его выпроводила, сказав, что любителям выпить тут делать нечего. На другой день он пришел на работу и извинялся, а вечером проводил меня домой. Так завязалась наша дружба.

ДЕЛО К СВАДЬБЕ

— Новость о том, что у меня появился ухажер, очень не понравилась моим родителям, они стали меня отговаривать. Мама вспомнила, что я отказала в дружбе сыну ее подруги из Алматы. Тот только окончил вуз и работал инженером в проектном институте. И вот мама мне говорит: «Зачем тебе жизнь в деревне? Илья ведь хочет на тебе жениться, он перспективный, будешь жить в столице». Но мне он не нравился, — вспоминает Наталья Григорьевна.

— Немного спустя Оразалы пришел к нам домой и сказал папе, что у него серьезные намерения и он хочет жениться. Как потом выяснилось, его родственники тоже были против нашего союза. Мама Оразалы собрала всех старших родственников, так как отца уже не было, и сообщила им, что сын хочет привести домой русскую невесту. Все стали отговаривать его. Оразалы сказал им, что если они не дадут согласия, он уедет на Колыму. Тут его мама хватает алюминиевый поднос, который оказался рядом, и бьет его по спине. От этого поднос даже немного погнулся, — со смехом рассказывает Наталья. — Тот поднос у меня до сих пор хранится. Посовещавшись, старейшины приняли решение дать согласие и сыграть свадьбу. Так 4 марта 1967 года состоялась наша свадьба.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

— После свадьбы апам — свекровь сразу пригласила муллу, который и провел обряд «шахада» — принятия ислама и сразу обряд «неке қию». Так я стала Мария. Родственники мужа и соседи стали называть меня Маташа. Все деньги я приносила своей апам — она была дома главной, — рассказывает Наталья Григорьевна.

В силу своего обаяния и доброжелательности девушку сразу все приняли в свой круг. Для будущих невест поселка она стала своим дизайнером и стилистом. К ней приходили советоваться, какую прическу сделать на регистрацию, какой фасон свадебного платья сшить. И даже организацию свадьбы и других вечеринок доверяли только Наталье.

— Мои родители и родня мужа тоже сразу нашли общий язык. Оразалы потом стал из всех четверых зятьев самым любимым и уважаемым. И я теперь знаю и советую всем тещам и свекровкам: никогда не вмешивайтесь в жизнь молодой семьи, не поучайте снох, так дети быстро встанут на ноги и будут самостоятельными, — советует Мария-Наталья.

В 1971 году заболела мама Натальи, врачи предписали сменить климат, и они вернулись в Украину. А когда в 1979 году ушла из жизни свекровь, ее родители приехали выразить соболезнование издалека, и это говорило о глубоком уважении к казахским традициям и обычаям.

СЕМЬЯ

Наталья все обычаи и традиции приняла сразу. Как и подобает казахской снохе, надела на голову платок. Каждый год по казахской традиции в их доме проводят «шеке», «соғым ет», «ауызашар», обязательно совершают обряд жертвоприношения в Курбан айт. Наталья освоила искусство изготовления войлочного ковра — текемет. Детям своим она по казахской традиции проводила «қырқынан шығару» — обряд, исполняемый на 40-й день жизни ребенка, мальчикам всем после соответствующей процедуры делали «сүндет той». Научилась национальному кухонному мастерству. Научилась делать айран, құрт, қоспа. Пух обрабатывала, пряла сама и вязала. Она вспоминает, что окончила курсы библиотекарей и ее определили в поселковую библиотеку. У нее был выходной в понедельник, в этот день она заводила много теста, пекла тоқаш — булочки, таба нан, пироги, торты. Ставила 10-литровый самовар, два чайника на печке. Потому что все соседи, зная хлебосольство Марии, в этот день на обед заходили к ним полакомиться вкусной выпечкой и с собой забирали сарқыт.

Дома было огромное хозяйство: три коровы, три бычка, три теленочка, около 20 овец и коз. Каждое лето разводила до 100 голов индюков, гусей и кур. Большой огород. Муки тоже в совхозе для всех работников выдавалось вдоволь.

— Я умею класть печи из кирпича — это тоже явилось причиной моей популярности в поселке. У нас 9 детей, все приучены к труду. Летом часто ездили на речку с детьми, рыбачили, брали с собой самовар, отдыхали. В школе дети учились хорошо, дочка Айгуль в 5-м классе, как лучшая ученица, удостоилась путевки в лучший советский пионерский лагерь «Артек» на берегу Черного моря. Такие были времена прекрасные: люди были добры друг к другу и бескорыстны, дети всегда накормлены и хорошо одеты. Своим детям я в приданое дала подушки и перины из пуха, — продолжает Наталья Григорьевна. — Моя свекровь Кенжетай родила 13 детей, и из них выжил только мой муж. Он очень почитаем всей родней, и гостей дома всегда много.

— У нас по молодости были размолвки. Пойду к маме поплакаться, а она мне: «Ты сама выбрала его и знала, что у них другие обычаи и другой быт. Сама выбрала и теперь достойно неси звание келін и жены». И я уходила, брала волю в кулак, находила в себе силы бороться за свое семейное счастье. Но размолвки как раз-таки случались не из-за традиций, а по причине широкой души мужа. У него было много друзей, которые всегда приглашали его на разные торжества и праздники, а я не любила праздность и застолья среди будней. Думаю, такие трения у каждой семьи бывают, надо уступать друг другу, принимать вторую половинку таким, какой есть, — считает Наталья.

Наталья Григорьевна имеет награды и грамоты как лучший библиотекарь области. В годы ее работы была большая посещаемость, огромное число подписчиков. Она устраивала книжные выставки, организовывала конференции. Однажды ее как отличного работника от профсоюза наградили поездкой в Румынию, но она не могла надолго оставлять семью и поэтому отказалась от зарубежной поездки.

Пожилая женщина сетует на то, что молодежь плохо знает свой язык. Считает, что это перекосы политики, когда в 60-е годы повально закрывались казахские школы, а вузов на казахском языке, кроме ЖенПИ в Алматы, и не было. Винить людей в этом нельзя, считает собеседница.

С любовью Наталья рассказывает о своих детях и внуках, которые уже идут самостоятельно по жизни. И, кстати, не за горами 60-летний юбилей совместной жизни — бриллиантовая свадьба.

Статьи по Теме

Back to top button