Интервью

Родной язык нужен нам с вами

О статусе казахского языка в столице, незаконной рекламе и переименовании улиц рассказал в ходе интервью YouTube-каналу El-Orda руководитель Управления по развитию языков и архивного дела города Нур-Султана Сакен ЕСИРКЕП.

Управление по развитию языков и архивного дела города Нур-Султана создано, чтобы динамично развивать государственный и другие языки, создавать толерантную языковую среду. Кроме того, одним из основных направлений является присвоение наименований улицам, работа с некорректной рекламой и визуальной информацией.

– В этом году исполняется 20 лет со дня образования управления. Расскажите об основных достижениях ведомства за эти годы.
– Одно из направлений работы нашего управления – обучение языкам, в первую очередь – государственному. На сегодня в год казахскому языку мы обучаем 1500 человек. Среди них много представителей некоренной национальности. Кроме того, мы обучаем граждан английскому языку как общемировому. Еще одно направление нашей работы – ономастика, присвоение названий улицам. За годы независимости имена получили более 1000 столичных улиц, что является самым большим показателем по Казахстану. В нашу компетенцию входит и следить за соответствием государственных символов закону, и заниматься их пропагандой. Немаловажно работать и с уличной рекламой. Эту работу мы проводим сов­местно с компетентными органами. Кроме того, архивное дело – одно из направлений нашего управления: выпуск ценных документов, перевод их в цифровой формат, введение в научный оборот, сохранение и передача истории города последующим поколениям.

– В столице начали обучать государственному языку предпринимателей, обслуживающий персонал, жителей города. Насколько качественно проводится обучение?
– Да, мы обучаем граждан, предпринимателей, обслуживающий персонал, не владеющих государственным языком в сфере услуг. Из 1500 человек, занимающихся на курсах государственному языку, 40% – представители некоренной национальности, особенно славянского происхождения. В секторе услуг люди часто не могут ответить на обращение на казахском, потому что не знают языка. Проводится интенсивный курс по два часа три раза в неделю в течение месяца. На уроках можно обу­читься хотя бы элементарным фразам, которые используются ежедневно: «Добро пожаловать!», «Добрый день», «Здравствуйте». Изучается около ста слов по каждой отрасли. Сейчас в Нур-Султане подобные обучающие курсы расположены более чем в 20 локациях. Помимо обучения, организуются спикинг-клабы.

– Ходят разговоры, что жилые массивы Пригородный, Кирпичный, Железнодорожный, Интернациональный в будущем будут переименованы, это правда?
– У нас в политике развития города есть направление «Нур-Султан – город без окраин». Названия Пригородный, Лесозавод и так далее были присвоены во времена еще Акмолы и Целинограда. В то время было много таких деревень, которые не были в составе города. Позже границы города расширили, и они вошли в состав столицы. Но народ по привычке продолжает называть их прежними именами. Есть казахские альтернативы.

– В столице улицам присваивают имена известных личнос­тей. Как происходит процесс выбора, какой улице присвоить то или иное имя?
– Все осуществляется в соответствии с законом. В первую очередь, при акимате Нур-Султана действует ономастическая комиссия, в состав которой входит около 20 человек – ученые, историки, профессора, общественные и государственные деятели, руководители государственных структур, депутаты Парламента. Данный состав рассматривает поступившие к нам предложения. Комиссия анализирует заслуги историчес­кой личности, потому что иногда люди вносят предложения назвать улицу именем своего дедушки, к примеру. Таких случаев было очень много.

– Какие меры вы принимаете при обнаружении ошибок в уличной рекламе и визуальном оформлении города? Имеет ли право управление изменять их вне зависимости от форм собственности?
– Ошибки в уличной рекламе – это большая проблема не только для столицы, но и для Казахстана в целом. По закону на государственном языке надпись должна располагаться слева, на русском языке – справа или на государственном языке сверху, на русском языке – под ним. Но требования закона, к сожалению, не соблюдаются. В 2008 году в стране была отменена функция локального контроля по недостаткам языка в рекламе. Кодекс об административных правонарушениях содержал перечень штрафов, налагаемых на предпринимателей, в таком случае на предпринимателя налагался штраф. В том числе ранее был пункт «в случае нарушения требований о языке». Этот пункт удален из закона в связи с обращением НПП «Атамекен» и Министерства национальной экономики. В настоящее время в случае наличия нарушений языковых требований предпринимателю не грозит штраф. Теперь мы можем только вести разъяснительную работу, писать письма. Большинство соглашается исправлять ошибки, но есть и те, кто говорят, что нет средств менять вывески. В настоящее время ведется только профилактическая разъяснительная работа. Но наше управление не раз выходило с предложением ужесточить закон и ввести штрафные санкции.

– Раньше уличная реклама и вывески писались латинскими буквами. Говорят, сейчас это запретили. Что делать предпринимателям, которые уже установили такие вывески?
– Когда прозвучали предложения по переходу на латиницу, большая часть населения его поддержала. Были выпущены и утверждены первые алфавитные варианты, рассмотрены правила. Уполномоченные органы не запрещали предпринимателям менять вывески на латиницу. Сейчас мы также не против вывесок на латинице. Главное, чтобы было написано последним утвержденным алфавитом. В конце 2019 года опять возник спор из-за последней версии, предлагалась новая версия, поэтому было поручено приостановить размещение вывесок на латинице. Но написанное по прежней версии мы не трогаем, если нет весомых ошибок. Когда выйдет новая версия алфавита, дадим свои рекомендации. Радикальных запретов пока нет.

– В сфере обслуживания населения, например, в магазинах, банках, до сих пор не ведется полноценная работа по предоставлению услуг на казахском языке. Как вы решаете эту проблему?
– Мы чувствуем ответственность. Наш родной язык никому не нужен, кроме нас. Мы не можем пойти в такие места, как банки и ЦОНы, и требовать от них знание казахского языка. Это люди, которые делают свою работу. Только если потребитель говорит по-казахски, а сотрудник банка отвечает на русском, из-за этого возникает конфликт, мы имеем право сказать: «Вы ущемляете права потребителя. Говорите на государственном языке».

– Как вы считаете, почему наше население массово не разговаривает на государственном языке? Мог ли на это повлиять повсеместный русскоязычный контент в Интернете, социальных сетях?
– Конечно, сейчас, в век цифровизации, Интернет и социальные сети оказывают сильное влияние на молодежь. Мировой информационный фронт слишком широк. Я воспитываю трех дочерей. Все трое говорят на казахском языке, но русский знают, смотрят мультфильмы на русском. Есть семьи, где родители говорят на казахском, а ребенок – на русском. Я думаю, что здесь должна быть связь между ребенком и родителями. В этом направлении мы хотим организовать много конкурсов в социальных сетях TikTok, Instagram, YouTube. Все же казахскоязычного контента мало, а информации неограниченной в Интернете много.

– В настоящее время архив занимается реставрацией старых документов? Когда эти работы принесут результаты?
– У нас в городе четыре здания архива. С конца XIX века сохранились документы. Сейчас мы их сканируем и переводим в цифровой формат. На сегодня 7 процентов документов в архиве отсканированы и перешли в цифровой вид. Архивные документы изнашиваются от пыли и червей, поедающих бумагу. Мы все делаем для того, чтобы сохранить исторические документы для научного оборота. Заключили меморандум с учебными заведениями, с кафедрами истории. Создана также комиссия по реабилитации жертв политичес­ких репрессий.

Подготовила Алтынай ДОСМАДИЯРОВА

Метки

Похожие статьи

Закрыть