Интервью

Сергей Ильиных:«Борьба с наркоманией – дело общее»

26 июня прошел Международный день борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков. О том, как проводится эта работа в Нур-Султане, рассказывает начальник отдела Управления по противодействию наркопреступности столичного Департамента полиции Сергей Ильиных.

– Насколько на сегодняшний день актуальна проблема наркомании в нашей столице?
– Проблема, увы, остается актуальной. Сейчас наркобизнес проводит активное вовлечение подрастающего поколения в употребление синтетических наркотиков. В Послании Главы государства говорилось об активации борьбы с распространением наркотиков. И здесь важной становится работа по предотвращению фактов первичного употребления.

– Какие наркотики распространены в нашем городе? Есть ли новые виды, которых прежде не было?
– Мне бы не хотелось указывать названия новых запрещенных препаратов, дабы не вызывать праздного интереса, особенно у подрастающего поколения. Мы активно сотрудничаем с антинаркотическими службами других стран, изучаем международную практику, повышаем свою профессиональную квалификацию, а также получаем необходимую информацию. Так вот статистика такова: практически каждый месяц в мире появляется новый наркотический препарат. Дело в том, что раньше распространены были традиционные наркотики, а сейчас на первый план вышла «синтетика». Это так называемые конструкторские наркотики, которые получаются путем смешения тех или иных элементов, что и ведет к появлению новых формул, соответственно, новых видов. И эти препараты опаснее традиционных. Врачи утверждают, что зависимость от синтетического наркотика может возникнуть уже при вторичном употреблении.

– Как выглядит сейчас портрет типичного городского наркомана?
– Такой вопрос мы часто сами задаем подросткам во время тематических семинаров или лекций. И обычно получаем такой ответ: это опустившийся человек со шприцем в руке. Так вот современный наркоман – это чаще всего молодой человек, как правило, состоятельный, по крайней мере, платежеспособный. Социальный статус, гендерные признаки роли не играют: к сожалению, в наркоманию вовлечено много девушек.

Трагично то, что наркомания молодеет: раньше опасным возрастом считались 18 лет, теперь на учете у нас есть наркоманы 14-15 лет. Если раньше наркотики чаще всего употреблялись инъекционно, то современные наркотические средства вводятся путем курения, вдыхания паров, глотания, закапывания в глаза или в нос. Нередко наркоманы использовали один одноразовый шприц на всех, что являлось угрозой заражения ВИЧ-инфекцией. Шприцы сейчас неактуальны, однако риск заражения СПИДом и другими инфекционными заболеваниями у наркоманов по-прежнему высок. Дело в том, что наркотики подростки обычно употребляют сообществами, где-нибудь на квартире, при этом все часто заканчивается интимными отношениями без средств контрацепции.

– Как выглядит в таком случае портрет современного наркоторговца?
– Этот типаж тоже сильно изменился. Чаще всего это молодой человек, хорошо разбирающийся в современных технологиях. При этом сам наркотик можно приготовить в домашних условиях, используя определенные компоненты, правда, и качество такого кустарного препарата будет соответствующее, и здесь человек, рассчитывающий получить кайф, сильно рискует не только в плане зависимости. Все может кончиться даже летальным исходом, ведь наркодилеру безразлично, как повлияет на здоровье клиента препарат.

Распространение наркотических средств теперь преимущественно идет через Интернет, когда нет прямых контактов, и наркоторговцев сложно поймать с поличным. Это обстоятельство вызывает у них чувство самоуверенности, иллюзию того, что они неуязвимы для правоохранительных органов и их никто никогда не привлечет к ответственности. Однако факты говорят о другом. Только за истекшие пять месяцев в Нур-Султане ликвидированы три нарколаборатории, пресечена деятельность одной преступной группы, из незаконного оборота изъято около 130 кг психоактивных веществ, в том числе более 20 кг «синтетики».

– Насколько эффективна борьба с интернет-торговлей наркотиками в нашей столице?
– У нас нет такого жесткого контроля Интернета, как в Китае или Северной Корее. В последнее время наркоторговцы активно используют telegram-канал, популярные сайты объявлений, считая, что так мы их не выявим. Но мы все внимательно отслеживаем. Находим, блокируем такие сайты, устанавливаем людей, которые их создали. С начала года только нашим подразделением выявлено и направлено на блокировку 117 наркотических сайтов.

– Как в Нур-Султане осуществляется борьба с уличной рекламой наркотиков?
– Здесь проходит серьезная работа с привлечением волонтеров. Выявляются и закрашиваются уличные надписи. Проводится разъяснительная работа с КСК, ОСИ, работникам которых мы объясняем, как выявить подобную рекламу. Ведь в таких надписях открыто не указаны названия наркотиков, вместо них, казалось бы, нейтральные слова, например, «мука», «соль». Наркоманы пользуются своим сленгом и знают, какое слово означает тот или иной препарат, и ищут нужные им надписи. Сейчас появилась и более изощренная реклама, например, у нас и еще в 4 городах страны на улицах висели билблорды с QR-кодами, которые на первый взгляд рекламировали бытовую технику. И лишь при внимательном изучении выяснилось, что это реклама сайтов по продаже наркотиков. Оказалось, что некий гражданин иностранного государства по Интернету через посредников заказал эти билборды в одной из алматинских фирм. Хочу сразу предупредить тех, кто считает, что подобные деяния не несут никакой ответственности: законодательство у нас в данном вопросе ужесточилось. Сейчас за рекламу наркотиков, будь то уличная надпись, билборд или создание сайта, предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком на 3-6 лет. И уже пять уголовных дел именно за создание сайтов, рекламирующих наркотики, по нашему городу заведено.

– Насколько эффективно участие в борьбе с наркобизнесом волонтеров?
– Они проводят просто неоценимую работу. Волонтеры закрашивают надписи, рекламирующие наркотики, проводят акции по раздаче буклетов, снимают социальные видеоролики, организовывают просветительские мероприятия, концерты, КВН. Также мы проводим для волонтеров специальные семинары, возим в кинологический центр, даже осуществлялись выезды в изоляторы временного содержания, где они своими глазами видели, как выглядит преступный мир по-настоящему, без блатной романтики. И, в частности, общались со своими сверстниками, попавшими в криминал, в том числе и из-за наркотиков. Выступали волонтеры и в роли понятых при задержке наркоторговцев. Потом ребята рассказывают о том, что видели, своим друзьям, знакомым. Одна из проблем сейчас в том, что некоторые молодые люди до сих пор не понимают, что преступления, связанные с наркотиками, относят к категории тяжких и особо тяжких, что уголовная ответственность за них наступает уже с 14 лет. И здесь общение молодых людей как равных – своего рода сарафанное радио, несет большую пользу в просвещении подрастающего поколения. Еще одна новость: городской суд заключил меморандум со столичными вузами о проведении показательных выездных судебных процессов над молодыми наркоторговцами на территории учебных заведений. Большую помощь оказывают студенты, которые проводят семинары, пишут дипломные работы со своим видением такой проблемы, как наркомания. Между прочим, по двум таким проектам, предложенным студентами КазГЮУ, – бесконтактный сбыт наркотиков и аптечной наркомании – поставлен вопрос по их внедрению и реализации на законодательном уровне.

– Телефоны доверия – насколько они полезны?
– У нас есть телефон доверия 71-63-93. По нему можно позвонить в любое время, в том числе ночью. Вся поступившая информация обрабатывается и проверяется в течение суток. Анонимность гарантируется, но есть люди, которые не боятся оставлять свои контакты. Таким мы сообщаем результаты проведенных проверок. Есть call-центр неправительственных организаций, где можно получить консультацию о том, как, где, при каких условиях можно получить лечение от наркозависимости. Очень часто за консультацией, советом обращаются так называемые созависимые люди – родственники, близкие, друзья наркомана. Порой люди боятся обращаться в государственные центры оказания помощи, и зря. Есть лечебные государственные учреждения здравоохранения, например, городской Центр психического здоровья, где можно получить квалифицированную качественную помощь гораздо дешевле, чем в частных клиниках,и при этом сохранить анонимность.

– То есть такой пациент на учете в полиции не состоит?
– Нет, это врачебная тайна, а вот те, кто проходит принудительное лечение или лечится на общих основаниях у нас, действительно, состоят.

– Как вы взаимодействуете с наркологами?
– Мы проводим семинары, делимся опытом. Сейчас совместно с врачами-наркологами возобновляем тес-
тирование водителей автобусных парков на предмет употребления наркотиков. Мы проводили такие рейды с 2018 года, и они доказали свою эффективность, тогда было выявлено семь водителей, собиравшихся сесть за руль в состоянии наркотического опьянения. Данная работа была прервана во время пандемии в связи с имевшимися ограничениями. Но теперь мы снова берем это дело на контроль.

Стоит отметить, что в рамках плана «Нур-Султан – город без наркотиков» мы взаимодействуем со всеми государственными органами, волонтерскими организациями. Для этого создан межведомственный штаб, возглавляемый заместителем акима города.

– Вы упоминали об аптечной наркомании, можно ли остановиться на этой проблеме подробнее?
– Есть такие психоактивные вещества, которые не являются наркотиками, но при увеличении дозировки и ими можно добиться наркотического опьянения, также есть риск зависимости. Соответственно, выдача таких препаратов осуществляется по рецепту и в строго определенных количествах. Но есть нерадивые апекари, которые отпускают их бесконтрольно в любом количестве, продают их подросткам, как правило, за сумму, значительно превышающую реальную стоимость лекарства. Встречаются и такие фармацевты, которые уносят сильнодействующие препараты из аптеки домой и занимаются их сбытом оттуда. И в столице есть аптеки, которые регулярно подвергаются административной ответственности за бесконтрольную торговлю. Например, одна из аптек только в текущем году была оштрафована уже три раза, ее хозяевам выносили общественное порицание. Сейчас стоит вопрос о переводе некоторых препаратов в список подконтрольных и уголовной ответсвенности за данное деяние.

– Встречаются ли сейчас токсикоманы?
– Да, причем в последнее время в токсикоманию вовлекаются именно подростки 12-15 лет, не имеющие денег. В лихие 90-е нюхали клей, ацетон, сейчас для получения кайфа используют всевозможные лакокрасочные изделия, которые приобретают на строительных рынках. Здесь нам помогают волонтеры, которые проводят разъяснительную работу с продавцами, чтобы те просто так не продавали несовершеннолетним лакокрасочную продукцию. Конечно, может, родители послали ребенка за крас-
кой для ремонта, но тогда следует с ними связаться и уточнить, так ли это.

– В каждом городе есть места, традиционно имеющие репутацию рассадников наркоторговли. А как у нас обстоят с этим дела?
– Это раньше наркоторговцам было удобно иметь какую-то точку, притон. Сейчас времена поменялись. Нет проблем со съемным жильем. Есть Интернет, современные средства коммуникаций. И привязок к какому-то определенному постоянному месту нет.

– Ваше отношение к насваю: можно ли считать его наркотиком?
– Молодые люди часто задают нам этот вопрос. От насвая такая же зависимость, как от табачных изделий. По поручению заместителя акима мы проводили контрольный закуп насвая в восьми местах города и провели экспертизу. Так вот по результатам этой экспертизы наркотических веществ обнаружно не было, но могу сказать, как выглядит химический состав насвая – это листья табака, жженый уголь, известь и, простите, экскременты животных. Так что знайте, что употребляете.
Кстати, еще один вопрос, который очень интересует молодежь, – это курение кальяна. Почему его запрещают в общественных местах?! Обычно задаю встречный вопрос: ты собираешь бычки в общественных местах? Нет?! А почему? Потому что боишься заразиться туберкулезом, гепатитом и прочими подобными заболеваниями. С кальяном то же самое. А если кто-то перед тобой курил с помощью кальяна синтетический наркотик?! Ты получишь вторичное опьянение, и это в лучшем случае.

– Какие, по вашему мнению как профессионала, меры наиболее эффективны для борьбы с распространением наркотиков?
– Во главе угла стоит профилактика. Аксиома о том, что легче предупредить болезнь, чем ее лечить, как нельзя актуальна для борьбы с наркоманией. Первая наша задача – донести до людей всю пагубность, всю опасность этого порока. И бороться с этим злом нужно не только правоохранительным органам, но и всему обществу. Не надо думать, что эта проблема вас никогда не коснется. Родители, общайтесь с детьми, узнавайте, чем они живут, не пускайте их проблемы на самотек. Видите подозрительную надпись на стене, не ленитесь, сообщите о ней в КСК. Жалуетесь, что у вас в подъезде или на чердаке собираются наркоманы?! А вы поставили домофон на дверь подъезда, замок на чердак?! Нужно понимать: борьба с наркоманией начинается с себя.

– А в вашем управлении хватает сотрудников?
– Наш штат – 30 человек, не менялся с 1996 года. За это время столица сильно выросла, стала мегополисом, соответственно, и нам требуется больше людей. Мы поднимали эту проблему на сессиях маслихата. Через маслихат были направлены письма в МВД для рассмотрения данного вопроса. Сейчас требуется около 60 сотрудников.

Метки

Похожие статьи

Закрыть