Культура

Сказ об акмолинском прянике

Мы продолжаем серию материалов об истории Астаны от древних времен до наших дней. Ведущий рубрики – доктор исторических наук Марат АБСЕМЕТОВ.

Так повелось, что у каждого города, тем более столицы, есть свои достопримечательности, культурные ценности и исторические традиции. С древних времен акмолинская земля была известна миру своей пшеницей.
Акмолинская мука наряду с кожей, шерстью и скотом поставлялась на центральные рынки России, Бухары, Хивы и Коканда. Белый и вкусный хлеб, испеченный из акмолинской муки, стал приобретать широкую популярность. Тысячи крестьян из российских и украинских губерний потянулись в хлебную Акмолу. В конце XIX века в Акмолинске насчитывалось более 100 мельниц.
Крупными поставками акмолинской муки на российский, китайский и среднеазиатский рынок занимался местный предприниматель Баймухамет Кощегулов (однофамилец депутата I и II Государственной Думы Шаймердена Кощегулова). Он каждый год сеял пшеницу, молол ее на своей мельнице, а потом отправлял на продажу. Накопив приличный капитал, открыл счет в Сибирском банке.
Мукомольные предприятия Акмолы почти всю продукцию отправляли на экспорт, а в аулах не хватало муки и хлеба. Кощегулов берется за производство хлебной продукции, ведь хлеб всегда считался для казаха одним из ценных продуктов питания. На первых порах он привлекает местных хлебопеков и кустарным способом организовывает выпуск национальных хлебных изделий: таба нан, жайма нан, жука нан, баурсак, куймак, малиш. Позже его цех стал производить национальный вид макарон – кулак нан, кеспе, камыр, а также казахские знаменитые пряники – кульше и токаш.

В казахских аулах Баймухамета (прозванного в народе Байкопом) встречали с большим восторгом. Особенно продукцию Кощегулова с нетерпением ждали дети. Вкус сладостей и пряники в виде птиц, разных зверушек, барашка, жеребенка, верб­люжонка будоражили фантазии ребятишек. Казахским детям в тот период не хватало сладостей, мечты, полета.

Местные старожилы рассказывали, что акмолинский генерал-губернатор в честь приезда наследника императора в Омске устроил выставку пряников. Особой популярностью традиционно пользовались тульские и вяземские пряники. Но вот сенсация – наследнику царя вдруг понравились никому неизвестные пряники. Нашли производителя, им оказался Баймухамет Кощегулов. На вопрос царевича о секрете акмолинского пряника казахский купец привел в пример национальный рецепт кульше (сладкого пряника) – акмолинская мука, кокчетавский мед и балкаймак (вид сладкой сметаны), а также горького пряника (ашшы токаш) с добавлением душистого перца, молотой гвоздики и полыни.
Наследник царя с целым коробом кощегуловских пряников отбыл в первопрестольную, строго наказав губернатору оказать содействие акмолинскому предпринимателю.

Под крупный заем Сибирского банка Баймухамет Кощегулов отправился в далекий Париж за чертежами и оборудованием конфетно-пряничной фабрики и изучением тонкостей кондитерского дела. Прибыв на родину, казахский предприниматель в цент­ре Акмолинска развернул строительство конфетно-пряничной фабрики (совр. пересечение проспектов Республики и Абая).

В 1895 году состоялось открытие конфетно-пряничной фабрики компании «Кощегулов с сыновьями», по существу, ставшей первенцем пищевой промышленности Казахстана. Директором фабрики был назначен старший сын Баймухамета Курмангали – видный общественный деятель, гласный Акмолинской думы. Заместителями и совладельцами фабрики стали сыновья Кощегулова Нурмухамбет и Вали, которые владели сетью магазинов.
Пряники Кощегулова получили широкую известность не только в Казахстане и России, но и далеко за рубежом, потому что они пеклись из белой акмолинской муки – лучшей муки Евразии. Акмолинские пряники – старинный сорт заварных пряников. Фабрика выпускала пряники медовые, сусляные, сахарные, писаные, фигурные, печатные и битые, а также несколько видов шоколадных конфет в обертке, леденцы, печенье, сухари, зефир и халву. В те времена лучшим подарком или гостинцем считался акмолинский пряник. К приданому акмолинских невест обязательно прилагался пряник.Акмолинские пряники стали настоящей гордостью и национальным брендом отечественной пищевой промышленности. Ассортимент и высокое качество продукции принесли компании победы на всероссийских художественно-промышленных выставках. В 1915 году компании «Конфетно-пряничная фаб­рика Баймухамета Кощегулова» присваивается почетное звание «Поставщик Двора его Императорского Величества».В том же 1915 году состоялось еще одно знаменательное событие – более тысячи акмолинцев собрались, чтобы отметить золотую свадьбу Баймухамета и Мадины Кощегуловых.
27 августа 1918 года в возрасте 75 лет остановилось сердце казахского предпринимателя Баймухамета Кощегулова.

В 1920 году по постановлению Акмолинского ревкома фабрика перешла в собственность рабочих и крестьян. Бывших ее владельцев отстранили от управления и перевели на технические должности. На этикетках продукции фабрики советского периода в скобках значилось «бывш. Кощегулова». Старая торговая марка, гарантировавшая качество, помогала сохранять покупателя.

В 1929 году конфетно-пряничная фабрика вовсе закрылась, прослужив беспрерывно 34 года. Репрессиям и гонениям подверглись сыновья Баймухамета Кощегулова, оборудование фабрики было разграблено. Прошли годы, нет уже тех людей, но все же чудесным образом были найдены рецепты знаменитого акмолинского пряника.

Мы продолжаем серию материалов об истории Астаны от древних времен до наших дней. Ведущий рубрики – доктор исторических наук Марат АБСЕМЕТОВ.

                                 Фотографии Шахова

Фотография на рубеже XIX и XX столетий прочно вошла в жизнь акмолинцев. Фотограф Константин Павлович Шахов процесс фотографирования возвел в ранг искусства. Фотографии административных зданий Акмолинска, мечетей, церквей, купеческих домов, да и просто горожан стали исторической достопримечательностью и ярким свидетельством ушедшей эпохи.
Почтовая служба Российской империи фотографии Шахова использовала на обороте почтовых открыток и конвертов. Нью-Йорк, Париж, Брюссель, Женева, Берлин, Варшава, Прага, Токио – более чем в 100 городах мира распространялись почтовые открытки с изображением Акмолинска.
Константин Павлович слыл человеком энергичным и предприимчивым, обладал незаурядной физической силой и мог перекреститься двухпудовой гирей. В дореволюционное время имел собственный легковой автомобиль.
В 1919 году при отступ­лении из Акмолинска белогвардейских войск Шахов неожиданно покинул город, оставив жене фотопавильон и весь фотоархив. По слухам тех лет, акмолинский фотограф благополучно перешел границу, обосновался в Китае и даже присылал письма из города Чугучака.
В 1923 году жена Шахова в связи с отъездом в город Фрунзе продала свой дом и фотопавильон омскому фотографу Берковичу. На этом обрываются следы акмолинского фотохудожника.

Мы продолжаем серию материалов об истории Астаны от древних времен до наших дней. Ведущий рубрики – доктор исторических наук Марат АБСЕМЕТОВ.

Дом Василия Матвеевича Кубрина (из рассказов Светланы Антончевой)

В старые времена Акмолу называли городом мельниц, которых насчитывалось более 100. Несмотря на смешанный архитектурный стиль, город украшали красивые мечети, Александро-Невский собор, административные здания и купеческие дома. Акмолинец мог своему гостю показать достопримечательности города, по секрету поведать о городских чудесах и тайнах, повести в святые места Акмолы. Почти о каждом строении горожане могли рассказать что-то необычное и интересное. Много загадочных историй таит в себе кубринский дом. Одну из них записала Светлана Антончева.

 

«О появлении кубринского дома в Акмоле, – пишет С. Антончева, – сложено немало легенд. Рассказывали, будто известный акмолинский купец Василий Матвеевич Кубрин во время одной из своих деловых поездок в Петербург влюбился в актрису и, не представляя жизни без своей избранницы, сделал ей предложение. Однако, несмотря на приятную внешность, настойчивость и богатство купца, девушка никак не соглашалась выходить замуж, поскольку не желала переезжать из столицы в провинциальный городок.Но Кубрин отличался завидным упрямством, и тогда актриса поставила перед неунимавшимся кавалером, как ей казалось, невыполнимое условие – возвести в Акмолинске такой же невероятно красивый и благоустроенный особняк, какой стоит в центре Петербурга, на Мойке. Вот тогда, дескать, можно и замуж. Василий   Матвеевич не спасовал, а, наоборот, воодушевился: пригласил столичного архитектора, каменных дел мастеров и отстроил великолепную усадьбу по питерскому образу и подобию. Привередливой барышне пришлось все-таки сдержать свое слово».

Похожие статьи

Закрыть