НовостиОбщество

Скромный герой великой войны

Они сражались за Родину

Встретившись с Павлом СЕРГИЕНКО в его квартире, была приятно удивлена парадностью встречи. Ветеран войны, настоящий солдат при полном параде встретил меня на пороге. Разговор начался обыденно, не стал он рассказывать о героизме на войне, о том, как голодно и страшно было на Кубани, где он родился, в тяжелые 30-е годы, когда голод косил не хуже фашистов. Рассказывал больше о работе, о том, как осваивали целину и поднимали с супругой трех ребятишек, о том, как всю жизнь возил людей и как красива степь весной.

Мои года

На мой вопрос, беспокоит ли его здоровье, ветеран с улыбкой рассказал о диагнозе, который поставил ему сын.

– Я тут сыну пожаловался, говорю, голова болит, колени ноют, а он сказал, что знает причину: дело все в возрасте, – смеясь, рассказывает он.

Павел Лукич 1926 года рождения.

– У меня сегодня одна мечта – дожить до 75-летия Победы. А там уж пускай и забирает, – машет рукой дедушка.

Вспоминая пережитое, рассказывает, как в 1933 году был пухлым от голода, от недоедания. Голод начался, когда Павел Лукич только в школу пошел, год-два проучился, заболел желтухой, пока болел, еще год учебы потерял, а уж потом стал переростком, так и не доучился.

– Но тогда Всевышний не забрал к себе, чуть-чуть на ноги встал, а тут война. Немец тогда на Краснодар пер, нас собрали тех, кто хоть чуть-чуть на мужичков похожи, собрали на комиссию, тех, кто покрупнее, отправили на Кавказ, а те, кто помельче, остались под немцем. Вот так и началась моя армейская жизнь, – вспоминает ветеран.

Винтики большого дела

Они ушли оттуда в первых числах августа 1942 года, немцы оккупировали Кубань 9 августа, и долгих 186 дней люди жили в неволе.

Под немцем остались мать и младшая сестренка Лидия. Старший брат Федор на тот момент уже был в действующей армии.

– Сестра позже вышла замуж, уехала в Биробиджан, а брат был кадровый военный, офицер. Видел и Финскую, и Отечественную. Он грамотный, не то что я. Тут меня на железную дорогу хотели послать начальником, а потом увидели, что нет образования, так и не вышло, – вспоминает ветеран. – А когда прибыли на аэродром, командиры посмотрели на меня, на мое образование и сказали: «Куда тебе в летчики или механики, только и бегать по аэродрому, бери сюда – неси туда». Конечно, война – это испытание на прочность, но страшно мне не было: я же не летчик, не летал, просто был обслугой. Но я и не думал никогда, что такую долгую жизнь проживу.

Они шли из Краснодара, а следом наступали фашисты. И попали наши солдаты в страшную передрягу в селе Индюк близ города Туапсе. Там и встали фашисты, не было им дороги вперед.

– Гитлер сколько миллионов сгубил, сколько народу втянул в войну. И русские, и казахи, и грузины, и азербайджанцы. Какого народа тогда только не было, и все как одна семья! А если бы не одолели врага, то сейчас работали бы как скоты и нас бы за людей не считали, – говорит ветеран.

В составе Военно-воздушных сил Черноморского флота 3-го истребительного батальона Павел Сергиенко приступил к службе по защите Черного моря. В местечке Миха Цхакая был построен аэродром, где и расположилась воинская часть, задача которой – охрана неба и моря от посягательств врага. Кстати, город был назван в честь грузинского революционера Михи Цхака. И об этом тоже помнит Павел Лукич.

– Я, как говорится, на побегушках был, но, скажу я вам: без нашего участия летчики в небо не поднялись бы. Еще Сталин говорил, что без болтиков и винтиков летчик не полетит. Наверное, меня тоже не зря орденом адмирала флота Кузнецова наградили. Есть и орден Жукова, и орден Отечественной войны, и трудовые, – рассказывает ветеран, любовно поглаживая награды.

Судьбы родных

Их трое было – брат Федор, сестра Лида и Павел, мой отец, – рассказывает дочь ветерана Любовь Павловна. – Теперь он остался один.

Но к нам все время приходят люди, привозят продукты, папа ходит пока. За медицинской помощью обращаемся в 4-ю поликлинику, там специально для ветеранов есть отделение. На внимание не жалуемся. Приносят и подарки, и продуктовые наборы, хватает на все.

Павел Лукич с супругой Надеждой Ивановной переехали в столицу из совхоза «Гвардейский» в 2013 году. Приехали из села к детям, надеялись, что столичные врачи помогут Надежде Ивановне. Но супруга ветерана не смогла пережить операцию, ее сердце не выдержало, и она скончалась на 84-м году жизни.

– Почему-то помирать рано стали, зять ушел на 59-м году жизни, у нас в совхозе чуть за 50 – и уже на тот свет, а я, плохо ли хорошо, ведь так просто армия даром не прошла, и голод пережил, и войну, и работал так, что медали мне не за спасибо дали, сколько прожил и еще живу. Все-таки старшее поколение еще как-то потверже, а молодежь вообще слабенькая нынче. Или климат такой, не знаю, – рассуждает Павел Лукич.

Наверное, степная горячая кровь казаков не дала пасть и сломиться ветерану, а может, закалили его тяготы и испытания, кто знает. Когда закончилась война, еще долгих два года Павел Лукич служил в армии. Военный аэродром перебазировали в Геленджик, и началась история со сменой места службы.Целина позвала

– Нас все время кидали то в Новороссийск, то в Геленджик. Мы спросили, с чем это связано, нам ответили, что не сегодня-завтра война опять начнется. Но я везде воевал и трудился не за страх, а за совесть. Вот тому доказательство, – показывает на награды ветеран.

Службу он закончил в 1947 году и отправился работать на нефтяные промыслы. Вскоре поднялась молодежь по всей необъятной стране и поехала по комсомольским путевкам строить Беломорканал, электростанции, города, поднимать целину. Захотелось и нашему герою быть вместе со всеми.

– Не хотели меня с промысла отпускать, но мне охота было поехать. Каждый день смотрел, как едут новоселы на землю целинную. Молодежь, что сказать, да и время такое было. Сейчас оглядываюсь: года так быстро прошли, вроде прилег, проснулся – и уже 90 лет. А тогда мы вместе с заведующим промыслом Иваном Потюкаевым в 1954 году договорились поехать. Уже в 1955-м я попал на целину, 4 марта мы заехали в Атбасар, поселились в совхозе «Гвардейский», там стал трудиться. Из трактора не вылезал, дурной был до работы, потом на грузотакси пересадили, – вспоминает он.

Лишь бы не было войны

Так и оказался фронтовик в Казахстане. Несколько раз гостил на родине.

– На Кубань ездил десятки раз, потому что билет тогда стоил всего 18 рублей, а сейчас, наверное, целую пенсию отдать надо, – говорит ветеран. – Мне, конечно, предлагали поехать на родину, но по состоянию здоровья не смог.

Но еще десятки раз вспоминал, как освобождали Родину, сколько горя принес фашист. Вспоминал и отца своего, которого забрали на второй день войны.

– В Ростове через Дон мост строил он, в 1942 году договор с Ираном заключили, и сотни железнодорожников отправили туда. Отец мой был и в Финляндии, и в северной Буковине, и в Кишиневе. Недалеко от меня так же был, несколько раз присылал мне всякие диковинные вещи: мыло в форме яйца, киш-миш, о котором никто и не знал тогда, костюмы, которые сам Сталин не носил, – смеется Павел Лукич. – Когда я на целину приехал, там говорят, вон, смотрите, Сергиенко в шелковом костюме пошел, а костюм-то бостоновый был, – вспоминает ветеран.

Недолго поговорили мы с ветераном, но во время нашего разговора рефреном звучало: лишь бы не было войны. Уходя, услышала я от Павла Лукича добрые слова пожелания. Живите и вы, Павел Лукич, отпразднуйте 75-ю годовщину Великой Победы, как мечталось, и будьте здоровы еще долгие годы. Низкий поклон!

 

Метки

Похожие статьи

Закрыть