Интервью

Трагические страницы истории

Одна из самых трагических страниц в истории Казахстана – политические репрессии и голод
1931-1933 годов, унесшие жизни миллионов людей.

В сегодняшней статье на вопросы об истории массовых политических репрессий и значимости в нашей истории ответил доктор исторических наук, профессор и член Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессии Буркитбай АЯГАН.

– Почему именно 31 мая отмечается День памяти жертв политических репрессий?
– Казахстанцы хорошо знают свою историю. XX век был характерен тем, что как в мире, так и в Казахстане произошли огромные события. Это и две мировые войны, революция 1917 года и установление Советской власти в стране. В советский период также строились больницы, школы, возводились населенные пункты. Но социальная политика власти носила двойственный характер: с одной стороны, страна развивалась, строились города и предприятия, а с другой – вещая на словах о преимуществах социализма, в стране повсеместно нарушались статьи прав человека и гражданина, провозглашенные в Конституции СССР.

Сегодня насчитывается от 2 до 3 млн репрессированных. 714000 архивных дел не рассекречены, часть из них направлена в архив Президента. 40000 дел не рассекречены в системе Верховного совета.

– Расскажите о возникновении термина «полная реабилитация жертв политических репрессий».
– Были предприняты четыре попытки реабилитации жертв политических репрессий. Первая – хрущевская оттепель 1956-1960-х годов. Вторая – горбачевская перестройка 80-90-х годов. В 1993 году решением казахстанских властей была создана парламентская комиссия, целью которой было выявление масштабов казахстанской трагедии во время коллективизации 30-х годов. Созданная комиссия под руководством академика Манаша Козыбаева сделала очень многое для установления истины. Тогда же был принят закон о реабилитации некоторых категорий репрессированных и пакет нормативных актов, восстановивших справедливость. Но в тот период были оправданы только те, на кого заводились так называемые судебные дела. Но время показало, что до сих пор остались нереабилитированными многие категории представителей крестьянства, интеллигенции и даже участники военных сражений на фронтах Великой Отечественной войны. Они были подвергнуты репрессиям на основаниях так называемых внесудебных решений, то есть их арестовывали и заключали в тюрьмы не по решению судов, как принято во всем цивилизованном мире, а решениями ОГПУ или других карательных органов. Как показали исследования, судьбы многих граждан в период репрессий решали не суды, а партийные комитеты или так называемые внесудебные органы – какие-то «двойки», «тройки» ОГПУ, решения которых принимались без участия прокуратуры, адвокатов и самих судебных органов. Так, например, оказались в системе лагерей Гулага жены врагов народа.

К настоящему времени не получили реабилитацию и даже моральной поддержки люди, которые из-за дискриминационных мер или карательных операций регулярных частей Красной армии были вынуждены, покинув родные края, уйти за границу. Или вот другая категория репрессированных. Солдаты Красной армии, попавшие в плен не по своей вине, поверив лживым заявлениям сталинского режима, в 1945 году вернулись домой. Вскоре многие из них были вновь арестованы, сосланы в лагеря, а в 1955 году те, кто дожил, были просто выпущены из исправительного учреждения решением Верховного Совета СССР, но не восстановлены в гражданских правах. К нам обращаются потомки невинно осужденных, которые до сих пор не получили восстановления в правах своих родителей или дедов. Несколько лет назад в целях исполнения Указа Президента Касым-Жомарта Токаева была образована специальная комиссия, состоящая как из представителей государственных органов, так и из ученых-специалистов, имеющих опыт работы в архивах, которая приступила к работе. Комиссия должна не только создать возможности для полной реабилитации невинно осужденных, важно также раскрыть весь механизм, средства и идеологию сталинских репрессий.

– Почему именно сейчас комиссия, созданная Указом Президента, вскрывает тайну с печатей тех трагических лет?
– Потому что не было выявлено полное количество репрессированных, не выявлены места лагерей и люди не реабилитированы. Состав репрессированных был многонациональным. Не были вскрыты все тайны по депортации народов. Не опубликованы все нормативно-базовые документы, не проанализирована использованная терминология властей, такие слова, как террористы, наймиты, фашисты, националисты, враги народа, контрреволюция и т.д. Не все знают, что термин «концлагерь» был в обиходе у Советской власти с 1917 до 1945 года. Это слово использовали только в отношении фашистских лагерей.
Самый тяжелый урок демографическому составу республики, душевному состоянию казахстанцев нанесли политические репрессии 1920-1940-х годов. Это были действительно мрачные годы. В этот период, кроме трагедии коллективизации, политическим преследованиям и гонениям подверглись тысячи и тысячи невинных казахстанцев, а более миллиона людей из различных регионов советской страны были депортированы, сосланы на территорию республики. В то же время десятки тысяч казахстанцев из-за преследований были вынуждены эмигрировать в соседние государства – Китай, Россию, Узбекистан или Афганистан.

В истории мира нет аналогов явлению, когда само государство, сама политическая система в течение долгих десятилетий планомерно и изощренно истребляла бы своих же граждан. Более того, имена тех, кто думал иначе или попал под репрессии, подвергались постоянному шельмованию.

Под руководством Государственного секретаря республики было проведено несколько заседаний и рабочих совещаний, где была выработана пошаговая стратегия действий. Успешно на сегодня работают исследовательские центры, стали открываться архивы, где уже около ста лет хранились материалы под грифом «Совершенно секретно».

В полную силу на сегодня в отведенном помещении работает проектный офис под руководством Сабыра Касымова, известного правоведа и государственного деятеля. Во всех областях созданы региональные комиссии по реабилитации с участием депутатов в формате консультационно-совещательных органов. Подобные комиссии работают во всех областных акиматах, городах и районах.

– Что уже сделано?
– Составлены концепция и пошаговый план работы. Будет принят закон или акт о полной реабилитации жертв репрессий. Кроме того, предполагается открытие музеев жертв политических репрессий во всех областных центрах и городах республиканского значения. Принимаются также меры по систематизации, обеспечению сохранности и реставрации архивных материалов и документов, связанных с политичес-
кими репрессиями. Для исполнения Указа Президента в необходимых пределах используются возможности всех ведомств, в том числе Генеральной прокуратуры, МВД, а также Министерства иностранных дел.
Начата работа и по созданию Института национальной памяти, где используется потенциал корпуса ученых-историков. На базе Национального архива и Национальной библиотеки Министерства культуры и спорта решено создать специальный депозитарий-хранилище, где будут сосредоточены найденные членами комиссии материалы.

Принято решение о создании Единой базы данных жертв политических репрессий, что позволит исследователям подсчитать не только категории жертв, но и выявить общее количество репрессированных по Казахстану. К примеру, цифра по мнению исследователей колеблется от 7 до 17 миллионов человек. Начата поэтапная работа по рассекречиванию данных архивов. Эта работа очень сложная по объему и потребует от нас всех большого такта.

По исследованиям профессора Евразийского национального университета, руководителя рабочей группы региональной комиссии города Нур-Султан по полной реабилитации жертв политических репрессий Кулпаш Ильясовой на сегодняшний день удалось узнать численность жертв политических репрессий в Акмолинской области и городе.

Так, с 1920 по 1950 год общая численность жертв политических репрессий в Акмолинской области составила 6090 человек, из них 5661 оправдан, а 429 еще не оправданы.
В городе Акмоле общая численность составила 6832 человека, из которых 6216 оправдали, судьбы еще 616 остаются неизвестными.

– На основе архивных материалов и документов, изданных за годы независимости, в Акмолинской области определена численность участников и сторонников движения «Алаш», общая численность которых составила 19 человек, – рассказала Кулпаш Ильясова.

Метки

Похожие статьи

Закрыть