ЗдоровьеНовости

Трансплантация: боимся того, о чем не знаем

Большую полемику в обществе вызвал законопроект кодекса РК «О здоровье населения и системе здравоохранения» в части трансплантологии. Напугала казахстанцев принятая в мире практика презумпции согласия, когда считается, что человек, не подписавший отказ об изъятии органов посмертно, априори согласен на такую процедуру. В этом материале попытаемся разобраться, чем грозит презумпция согласия и как закрепить свое волеизъявление.

Как работает презумпция согласия

По словам и. о. директора Республиканского центра по координации трансплантации и высокотехнологичных медицинских услуг Министерства здравоохранения РК Адиля ЖУМАГАЛИЕВА, в мире существуют две модели – согласия и несогласия. Во главу угла обеих моделей заложено прижизненное волеизъявление самого человека. Жесткая модель презумпции согласия – это когда человек свой отказ официально не зарегистрировал, но считается, что он согласен. Такая модель действует во многих странах, однако в Бельгии, к примеру, более расширенная модель, согласно которой регистрируется как прижизненный отказ, так и согласие гражданина. Похожая модель предлагается сегодня и в нашей стране.

– Уровень развития трансплантации, в том числе органного донорства, – это нормы, которые характеризуют зрелость общества, морально-этические воп­росы, выходящие за рамки законодательного здравоохранения. В новом кодексе о здоровье, который регулирует вопросы трансплантации, во главу угла ставится волеизъявление самого человека. Принятая в стране модель презумпции согласия предполагает, что человек изначально согласен, если при жизни он не отказался от этой процедуры. Работает это так: к примеру, человек при жизни не отказался от добровольного пожертвования ткани. После его смерти проверяется база данных, и если никакая информация не оставлена, то врачи спрашивают согласие у родственников. То есть законодательно появилась третья сторона, которая имеет право решать вопрос донорства, – рассказывает он.

Пока мы обсуждаем, люди умирают

В Казахстане на системной основе трансплантация развивается с 2012 года, семь лет в здравоохранении страны шла большая работа по подготовке врачей и всей необходимой инфраструктуры. По словам собеседника, за это время было 95 доноров, от которых изъято и пересажено 368 органов, что составляет 1/5 от общего количества пересадок. Общее количество трансплантаций составило порядка 1800.

– В каждом случае врачи обязательно переговаривали с родственниками. И на практике было так: если 10-15 родственников пришли и один не согласен с донорством умершего, то это трактовалось в пользу отказа. В законодательстве сегодня эту процедуру узаконивают, то есть врачи будут защищены, – говорит Адиль Жумагалиев. – Лист ожидания – это не очередь, а список лиц, нуждающихся в пересадке органов. Я акцентирую внимание на этом, потому что, как правило, есть мнение «могут сдвинуть и сделать операцию тому, кто после меня». Но человеческие органы – это не запчасти, здесь нужна совместимость. Подбор пары донор – реципиент проводится информационной системой только на основе медицинских критериев.

По городу Нур-Султану в листе ожидания – 373 человека. Из них 347 нуждаются в пересадке почки, по 13 человек ждут печень и сердце. Из семи человек, которые ждали своей очереди по пересадке легкого в прошлом.

Беспочвенные опасения

Казахстан сегодня занимает в СНГ третье место по развитию трансплантации и является лидером среди стран Средней Азии. Что касается опасения населения в части безопасности от якобы корыстных действий недобросовестных врачей, то, согласно Стамбульской декларации, правительства стран должны принимать меры для развития органного донорства и трансплантации у себя в стране, чтобы уменьшить риск возникновения транспланттуризма, иначе говорят, в целях пресечения криминала.

– Органы не изымаются где придется, – говорит Адиль Жумагалиев. – В нашей стране только 37 государственных больниц, в которых проводят подобные операции. В этой достаточно сложной, многоступенчатой процедуре задействована масса народа – это и координат оры, и врачи санитарной авиации, и хирурги-трансплантологи, то есть скрыть это невозможно.

Согласен с коллегой и председатель ОО «Казахстанский отраслевой профессиональный союз работников здравоохранения» Бахытжан ТАЖИБАЙ:

– Опасения, что тому или иному врачу выгодна смерть находящегося при смерти пациента, чтобы изъять органы, беспочвенны. Нам следует идти по пути ясной и четкой регламентации этапов трансплантации, констатации смерти мозга, развития трансплантологии, так как она нужна, и очень много тех, кто нуждается в пересадке органов.

В Казахстане сегодня действует нормативная база, которая вобрала в себя все рекомендации международных организаций в области трансплантации, в том числе 11 руководящих постулатов ВОЗ, в которых отражены все запреты. Здесь учтены все тонкости. За нарушение предусмотрены жесткие меры ответственности, в том числе и за принуждение к изъятию до 16 лет – лишение свободы, незаконное изъятие органов у трупа – до 6 лет.

При согласии много запретов

На сегодняшний день эти две модели – презумпции согласия и несогласия – действуют поровну практически во всех странах мира. В обоих вариантах есть свои плюсы и минусы. Преимуществ системы не выявлено, рекомендованной же считается презумпция согласия, таким путем пошел и Казахстан. Но изъятие не допускается, к примеру, если на момент смерти пациента был написан отказ. Органы от посмертных доноров не пересаживаются иностранцам, это запрещено стандартом, органы от казахстанцев пересаживаются только казахстанцам.

– О посмертном донорстве мы знаем все: кому, когда, от кого. Всю статистику предоставляем соответствующим органам. О «живом» донорстве узнаем постфактум. То есть операция проведена, и она вносится в реестр, потому что чаще всего донором в этом случае выступает родственник. Сейчас в проекте нового кодекса имеется пункт о том, что живым донором может быть только родственник. Это и хорошо, и плохо, потому что не у всех есть родственники, чьи органы им подойдут, – говорит доктор.

Посмертными донорами на сегодняшний день могут быть только люди с констатированной смертью головного мозга, которую устанавливает консилиум врачей. Смерть в результате остановки сердца не рассматривается пока в Казахстане.

– Для констатации смерти мозга собирается консилиум врачей. Это долгий процесс, который может длиться от 6 до 72 часов. Каждые два часа врачи проводят обследование всех рефлексов и показателей организма человека. Если в течение всего времени состояние человека остается без изменений, то констатируется смерть головного мозга. Выполняется золотой стандарт, принятый мировым обществом трансплантологов, – рассказывает доктор.

Религия не возражает

Практически все религии, если не поддерживают, то не противятся посмертному донорству. ДУМК выпустило свою фетву о необходимости трансплантации, православная церковь трактует это как акт любви к ближнему.

– Православная церковь, руководствуясь Евангелием, любовь к Богу измеряет любовью к окружающим нас людям. И если есть возможность кому-то чем-то помочь, то мы это можем сделать безусловно, – говорит старший священник Успенского кафедрального собора протоирей Дмитрий БАЙДАК. – Просто народ устроен так, что если что-то делается без нашего согласия, по умолчанию, то это вызывает отторжение. Всего, чего мы не понимаем, мы боимся. Христианство не призывает не давать согласие, потому что, может быть, этот поступок и станет той капелькой, что чащу правосудия божьего перевесит в твою пользу.

Как оформить отказ

Согласие или отзыв согласия можно зарегистрировать в поликлинике, заполнив специальную форму. Эту форму можно менять столько раз, сколько поменяет мнение человек.

– Он может сам оказаться в роли реципиента и поменять свое мнение о донорстве, но действительным будет считаться последнее волеизъявление человека. Сейчас прорабатывается механизм, согласно которому регистрация отказа, согласия или отзыва согласия будет предоставляться в качестве госуслуги. База закрытая, и она будет открыта после смерти человека лишь трансплантационным координаторам с правом доступа, – рассказывает Адиль Жумагалиев.

Что касается прижизненного донорства, то у сторон на руках должно быть нотариально заверенное согласие на пересадку органов на добровольной и безвозмездной основе.

– Пока мы с вами беседуем, люди умирают, – говорит доктор. – В законе о национальной безопасности указано 20 направлений угроз национальным интересам, из них 2-е и 4-е – это здоровье населения и качество системы здравоохранения. Терроризм, экстремизм, сепаратизм – на 8-м месте, а снижение обороноспособности страны – на 14-м. Наверное, это о чем-то говорит?

 

Метки

Похожие статьи

Закрыть