История

Улица акмолинского купца

В начале зимы городская ономастическая комиссия рассмотрела вопрос о присвоении одной
из улиц Нур-Султана имени самого знатного в старом Акмолинске купца Баймухамета Кощегулова (1848-1916) и дала положительный ответ. Окончательный вердикт – за республиканской ономастической комиссией.

Не путать!
Многие астанчане могут возразить: но в Нур-Султане есть улица Кощегулова. Просим не путать! Та городская улица носит имя общественного деятеля начала прошлого века депутата I и II Государственных дум Российской империи Шаймердена Косшыгул­улы.

Вопрос же о присвоении имени прадеда акмолинского купца Баймухамета Кощегулова одной из улиц города долгие годы поднимала его правнучка, астанчанка Людмила СУРХАЙ при поддержке городских краеведов и общественников. Большую помощь на решающем этапе ей оказали аппарат акима района «Сарыарка» во главе с Есетом БАЙКЕНОМ и аким столицы Алтай КУЛЬГИНОВ.

Если спросить астанчан, смогут ли они назвать имя хотя бы одного из казахских промышленников старого Акмолинска, думаю, все в один голос назовут фамилию купца Кощегулова.

Вместе с тем, признают его родные, нет, пожалуй, другого такого публичного человека, с биографией которого связаны масса неточностей, слухов в Инете и фейков в различных публикациях. Развеять их журналисту «Вечерней Астаны» помогли потомки купца – правнучка Людмила Сурхай, внучка Диляра БЕГИШЕВА, а также биограф, краевед, публицист Ерлан КУЗЕКБАЙ и историк Марат АБСЕМЕТОВ.
Надо отметить, что на рубеже XIX-XX веков на казахской земле уже появились первые ростки рыночной экономики. К сожалению, не так много сведений о крупных казахских промышленниках, предпринимателях и купцах мы можем почерпнуть из исторических сборников последнего поколения.

Между тем в Акмолинске рынок активно бурлил и развивался. Здесь работала крупнейшая в Центральной Азии ярмарка, местные купцы открывали заводы и фабрики, вели активную торговлю с соседними государствами. А их имена знали в России и странах Европы. Среди них заметно выделялся купец первой гильдии Баймухамет Кощегулов, внесший вклад в развитие промышленности, архитектуры, образования и института меценатства старинного Акмолинска.

Байкоп – значит богатый
– Баймухамет Кощегулов слыл наиболее авторитетным промышленником-предпринимателем, – рассказывает Ерлан Кузекбай. – Согласно архивным данным, он родился в 1848 году в ауле Келтетал Жанааркинского района Карагандинской области. В народе его называли Байкопом или Майкопом, имея в виду его богатство.

У Баймухамета рано умерли родители, поэтому его воспитывали близкие родственники. В то время акмолинские купцы-татары часто выезжали в казахские аулы, где продавали свои товары. Молодой Баймухамет помогал им торговать, стал их посредником, а потом вместе с этими купцами уехал в Акмолу.
Шустрого и сметливого паренька заметил и привлек к торговому делу купец по имени Магсут. Баймухамет пришелся по душе старому торговцу. И через какое-то время без всяких колебаний он выдал за казахского парня свою любимую дочь Мадину. Шли годы. Накопив немалый опыт в торговых делах, Байкоп уже работал самостоятельно. Вскоре он вошел в когорту наиболее богатых людей города и уезда. Спустя несколько лет в семейный бизнес включился сын Баймухамета – Курмангали. Продолжая расширять торговые пути, заключая выгодные сделки с российскими купцами, они параллельно открывают производственные предприятия. Кондитерская фабрика, кирпичный завод, кожевенно-шерстяная фаб­рика, мыльный цех, цеха по выпуску бытовых инструментов, телег, саней и так далее – это далеко не полный перечень предприятий.

В их собственности имелось 16 магазинов, ресторанов и кафе. Эти данные подтверждают архивные материалы, о них вспоминали и старожилы города.

Купец первой гильдии
Торгово-экономические отношения Кощегуловых были тесно связаны с Россией, Западной Европой и Средней Азией. С учетом стабильного роста купеческой деятельности Байкопу в 1906 году присвоили чин купца второй гильдии. А уже через пять лет, в 1911 году, он стал купцом первой гильдии.

– Следует пояснить, – уточняет биограф, – что для предпринимателя того времени получение чина купца первой гильдии означало не только официальное признание его деловой активности и состоятельности, но и служило своего рода рекомендацией для потенциальных торговых партнеров за рубежом.

О купце первой гильдии Б. Кощегулове регулярно публиковалась информация в «Сибирском торгово-промышленном ежегоднике», выпускавшемся в Санкт-Петербурге. В номере за 1913 год перечислены направления коммерческой деятельности Байкопа. Это бакалейные и хозяйственные товары, керосин, нефть, посуда, чай, сахар, кондитерские изделия и т. д.

Но все же основная предпринимательская деятельность Б. Кощегулова осуществлялась в Акмолинске. Здесь он за свой счет построил несколько домов, фабрик, магазинов и ресторанов, две мечети. Открыл медресе для мусульманской молодежи.

– В советское время в старом медресе располагался нарсуд, – уточняет Людмила Сурхай. – В последние годы это было здание Казкоммерцбанка по улице Бокейхана.
– Его первая мечеть, построенная в начале 1900-х годов, сгорела при пожаре, – поясняет биограф. – После этого Байкоп сов­местно с купцом Нуркеем Забировым построил вторую мечеть, организовав при ней медресе. В народе эта мечеть получила название «Көк мешіт» («Зеленая мечеть»). В советский период в мечети размещались различные государственные учреждения. Одно время здесь находился Дом пионеров.
В памяти старожилов Астаны остались и воспоминания о кондитерской фабрике Кощегуловых – большом двухэтажном здании, располагавшемся на том месте, где сейчас Дом быта (на Ауэзова). В советское время до 1973 года это здание занимали типография и редакции областных газет.

Секрет акмолинских пряников
– В 1895 году состоялось открытие конфетно-пряничной фабрики компании «Кощегулов с сыновьями», по существу, ставшей первенцем пищевой промышленности Казахстана, – рассказывает историк Марат Абсеметов. – Акмолинские пряники стали настоящей гордостью и национальным брендом отечественной пищевой промышленности. Ассортимент и высокое качество продукции принесли компании победы на всероссийских художественно-промышленных выставках. В 1915 году компании «Конфетно-пряничная фабрика Баймухамета Кощегулова» присваивается почетное звание поставщика двора Его Императорского Величества.

В те годы акмолинская мука наряду с кожей, шерстью и скотом поставлялась на центральные рынки России, Бухары, Хивы и Коканда. В конце XIX века в Акмолинске, по данным ученого, насчитывалось более 100 мельниц.

Местные старожилы как-то вспоминали, что акмолинский генерал-губернатор в честь приезда наследника императора в Омске устроил выставку пряников. Особой популярностью традиционно пользовались тульские и вяземские пряники. Но вот сенсация – наследнику царя вдруг понравились никому неизвестные. На вопрос царевича о секрете акмолинского пряника казахский купец привел в пример национальный рецепт кульше (сладкого пряника) – акмолинская мука, кокчетавский мед и балкаймак (вид сладкой сметаны), а также горького пряника (ашшы токаш) с добавлением душистого перца, молотой гвоздики и полыни.

Говорят, наследник царя с целым коробом кощегуловских пряников отбыл в Первопрестольную, строго наказав губернатору оказать содействие акмолинскому предпринимателю.

– Под крупный заем Сибирского банка Баймухамет Кощегулов отправился в далекий Париж за чертежами и оборудованием конфетно-пряничной фабрики и изучением тонкос­тей кондитерского дела, – продолжает историк. – Прибыв на родину, казахский предприниматель в центре Акмолинска развернул строительство конфетно-пряничной фаб­рики (современное пересечение проспектов Респуб­лики и Абая). В 1895 году она открылась. Директором был назначен старший сын Баймухамета Курмангали Кощегулов, заместителями и совладельцами стали сыновья Нурмухамбет и Вали, которые владели сетью магазинов.

Авторитет
Что касается домов Байкопа, то их у него было шесть. Сохранив свою самую первую недвижимость в Акмолинске – большой дом, куда он, тогда еще начинающий предприниматель, привел свою юную супругу Мадину, Баймухамет дополнительно построил один особняк для себя и еще четыре для четверых сыновей.
Сейчас на месте этих домов находятся гостиница «Турист», школа № 3, Дворец «Жастар», гос­тиница «ИнтерКонтиненталь».

– Следует отметить, – продолжает Ерлан Кузекбай, – что в конце XIX века начался процесс переселения казахов в города. Б. Кощегулов, используя свой авторитет и богатство, всячески способствовал обустройству степных казахов в непривычных для них городских условиях. Вновь прибывшим соотечественникам он помогал строить дома. Содействовал им в получении работы, поддерживал тех, кто стремился поступить в существовавшие тогда учебные заведения.

Чуть позже уже в качестве членов акционерного общества, созданного в 1913 году русскими и зарубежными капиталистами, Кощегуловы приняли участие в реализации генерального плана Министерства железных дорог России. По этому плану через Акмолинск должны были пройти железнодорожные пути по направлениям Тюмень – Акмолинск – Ташкент и Орск – Акмолинск – Семипалатинск. Кощегуловы вложили в этот проект крупные средства. Шла работа, но железная дорога до Акмолинска так и не дошла. Изменился расклад событий. Началась Октябрьская революция. Только в середине 20-х годов строительство железнодорожной ветки возобновилось.

По зову предков
– Байкоп до конца жизни строго придерживался казахских и мусульманских обрядов и традиций, – рассказывает биограф. – Кроме торгово-промышленной деятельности, он занимался скотоводством, в том числе племенным хозяйством. Примерно в 10-15 км к юго-западу от Акмолинска Кощегуловы имели свой джайляу и фермы. Как настоящий казахский бай, Байкоп имел не меньше тысячи голов лошадей, крупного рогатого скота и овец. А еще активно занимался земледелием.

На джайляу Баймухамет установил несколько юрт. Здесь доились кобылы, готовился кумыс, здесь купец принимал своих гостей.

Воспоминаниями об этой стороне жизни Байкопа с биографом поделилась Аширап Каримовна Ногаева (Максутова) – двоюродная сестра Мадины – жены Байкопа. Аширап аже умерла в 1994 году в возрасте 90 лет в Акмоле.

Начиная с середины 90-х годов XIX века Б. Кощегулов стал одним из организаторов и участников знаменитых торговых ярмарок, проводившихся в казахской степи – атбасарских, кояндинских, каркаралинских. Кроме этого, он участвовал в международных ярмарках, что проходили в России и Западной Европе. А это яркое свидетельство того, что Кощегуловы умело использовали все возможности для дальнейшего развития коммерческой деятельности.

– Большинство товаров Байкоп реализовывал через сеть своих магазинов в Акмолинске (сведения об этом можно найти в книге Андрея Дубицкого «Пройдемся по улицам Целинограда», 1990 г.). А наиболее крупным из них считался так называемый Зеленый ряд, его же звали Гостиным двором. В те времена этот самый Зеленый ряд был наиболее посещаемым торговым объектом среди жителей всех 48 волостей Акмолинского уезда. Зеленый ряд простоял примерно до 1970 года, потом на его мес­те воздвигли ЦУМ, – уточняет биограф.
Ерлан Кузекбай даже попытался примерно оценить состояние Кощегуловых. Согласно рассказу одного аксакала, к Байкопу как-то приехал в гости его родственник и друг – авторитетный человек, крупный степной бай, имевший несколько многотысячных табунов, – Жайма Акпан­улы. За неспешной беседой за щедрым дастарханом этот бай полушутя-полусерьезно спросил: «Байкоп, вот ты вроде богат, но, похоже, богатства у тебя не больше моего. Что твои магазины против тысяч моих лошадей? На моих пастбищах нагуливают вес десятки тысяч коров и баранов». Тогда Байкоп молча взял в руки деревянные счеты, поколдовал над ними несколько минут и сказал другу: «Эх, Жайма, оказывается, всего твоего богатства в конечном итоге не хватит даже на однонедельный денежный оборот одного из моих магазинов».

Судьба
– Баймухамет Кощегулов умер внезапно, – подытожил Ерлан Кузекбай. – От холеры в 1916 году. Ему было 68 лет. Он похоронен на старом кладбище города. Трагической оказались судьбы детей Баймухамета.
Курмангали – правая рука отца, один из первых казахов с высшим российским экономическим образованием, предвидевший перспективы отечественного автомобилестроения, разработавший и заключивший в 1913 году контракт с Германией по строительству автомобилестроительного завода в Акмолинске – в 1927 году подвергся репрессиям и гонениям, остался без крыши над головой и в 1928 году вынужден был покинуть Акмолинск. В 1954 году он умер в полной безвестности в Шымкенте.
Сын Баймухамета Бекмухамед в годы репрессий получил 25 лет лагерей, отсидел на Колыме и вернулся инвалидом. Сын Байкопа Мухамедали был расстрелян, Нуркей, узнав о надвигающемся суде, застрелился.

Потомки
Главные потомки Баймухамета Кощегулова сегодня живут и здравствуют в казахстанской столице: внучка Диляра Гумаровна Бегишева, внук Роберт Гумарович Бегишев, правнучка Людмила Ганиевна Сурхай-Кощегулова. В ближнем зарубежье живут прямые потомки Курмангали – Роберт Кощегулов на Украине и Олег Кощегулов в России. Подробности многих событий минувших дней они узнают от семейного биографа Ерлана Кузекбая, который обмолвился, что опубликованное – это лишь скромная часть его сокровенного архива.

Фото из семейного архива

Метки

Похожие статьи

Закрыть