История

Утраченные реликвии Великой степи

Старинный, богато украшенный пояс Абылай хана, редкие фотографии хана Джангира с женой, творения древних мастеров, датируемые веками до нашей эры… Проблема возврата в страну бесценных реликвий культуры и быта казахского народа, обнаруженных на территории Великой степи и вывезенных за пределы Казахстана, поднимается давно. Ознакомить наших читателей с историей вопроса, который постоянно всплывает в прессе в последние годы, мы попросили человека в теме – деятеля культуры РК, по долгу службы многие годы занимавшегося вопросами сохранности культурно-исторического наследия, Базарбая АЛТАЕВА.

Рыли все, кому не лень

– До распада Союза проблема возврата в страну бесценных реликвий культуры и быта казахского народа тоже поднималась, – рассказывает собеседник. – В частности, в публикациях известного журналиста, писателя Бейбита Сапаралина говорится: «Веками хранила Великая степь в таинственных курганах изделия из золота, серебра, бронзы, железа, камня, дерева, которые могли бы рассказать ученым о культуре и искусстве далеких предков и стать достоянием потомков. Но колоссальное богатство (в прямом и переносном, историко-научном смысле) большей частью не дошло до казахстанских археологов. В древних курганах рылись все, кому не лень. Европейские и русские путешественники, любознательные краеведы, купцы, проходившие по казахской степи с караванами, кладоискатели всех мастей и вероисповеданий».
Одним словом, еще с петровских времен все, что было найдено на раскопках на территории Казахстана и имело какую-то культурную или историческую ценность, отправлялось в различные энографические и художественные музеи.

Богатейшие коллекции

В довоенное и послевоенное время на территории Казахстана в течение многих лет работали археологические экспедиции АН СССР (Москва, Ленинград). В 30-е годы прошлого века ряд крупных экспедиций охватил своими исследованиями многие регионы республики. Среди них археологические исследования в Семиречье, проводимые Институтом истории материальной культуры СССР. Известный русский востоковед П.И. Лерх исследовал Туркестанский край, сырдарьинские города Сауран, Сыгнак, ряд городищ Таласской долины, произвел раскопки на городище Джанкент. 

По сложившейся в те годы практике материалы раскопок вывозились из республики в центральные музеи и исследовательские центры СССР. Например, богатейшая коллекция керамики, изделий из металла, ювелирных украшений, собранная Хорезмийской археолого-этнографической экспедицией Института этнографии АН СССР на территории Кзылординской области, хранится в подвалах этого института. Золотые ювелирные украшения Чиликтинского клада, обнаруженные в Восточном Казахстане, хранятся сейчас в «Золотой кладовой» Государственного Эрмитажа под названием «Сибирское золото».
Многие предметы культурно-исторического наследия, представляющие национальную гордость Казахстана, находятся сегодня в музеях стран ближнего зарубежья: Санкт-Петербург, Москва, Оренбург, Омск, Ташкент, Нукус, Новосибирске и др.

Обладателем одной из интересных предметных и фотоиллюстративных коллекций по традиционной культуре казахов является Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого Российской академии наук (Санкт-Петербург, Кунсткамера), в фондах которого хранятся редкие фотографии хана Букеевской орды Джангира с женой, датируемые 1839 г., старинный и богато украшенный сердоликовыми вставками, серебром и золотом пояс, хранившийся, по преданию, в семье известного казахского хана Абылая. Речь здесь идет не только о памятниках народного прикладного искусства – национальных костюмах, юртах, предметах интерьера и быта, но и ювелирных украшениях из золота, серебра и драгоценных камней – творениях древних мастеров, живших в VI-V веке до нашей эры.

Плита с посланием Тамерлана

– Это также касается каменной плиты с посланием Тамерлана о его походе 1391 года против хана Золотой орды Тохтамыша, обнаруженной академиком К.И. Сатпаевым на сопке Алтын шокы в Центральном Казахстане, – продолжает Базарбай Алтаев. – В сборнике трудов, посященном памяти этого выдающегося ученого, описывается факт обнаружения этой плиты: «…Услышав от местных жителей, что на вершине сопки Алтын шокы имеется камень с арабскими надписями, Каныш Имантаевич поехал осмотреть его. Это оказалась памятная стела с надписью, сделанной по приказу знаменитого Тимура (Тамерлана), о его походе в киргизские степи. Находкой заинтересовался директор Эрмитажа академик Орбели, и в 1936 году его вывезли в Ленинград. Впоследствии надпись была расшифрована и датирована 1391 годом. Это стало еще одним подтверждением знаменитого похода Тимура в Дешт-и-Кыпшак против хана Золотой Орды Токтамыша».

Черные копатели

Тема возврата культурных ценностей в республику освещалась и уже в годы независимости: «…Казахстанские артефакты, вывезенные в разное время из страны, сегодня хранятся в лучших музеях мира. Попытки вернуть исторические реликвии предпринимались и раньше, однако проблема до сих пор стоит остро. Сегодня довольно сложно определить масштабы вывезенного, скорее всего, исчисление идет в тысячах предметов».

Наглядным подтверждением вышесказанного является случайная находка в долине Елеке сазы в Тарбагатайском районе ВКО, когда летом прошлого года археологи при расчистке раннесакского кургана обнаружили остатки кожаного мешка, в котором было спрятано множество золотых украшений в знаменитом зверином стиле.

По предположениям ученых, захоронение обчистили древние грабители, но что-то их спугнуло. Они укрыли ношу там же, среди камней, но по неизвестной причине не смогли за ней вернуться. Также в республиканских СМИ недавно промелькнула информация о том, что в Актюбинской области нашими археологами найдены останки очередного «Золотого человека», идентичного знаменитому захоронению из Иссыкского кургана Алматинской области. Все это позволяет только предполагать, какой невосполнимый урон был нанесен культурному достоянию Казахстана древними кладоискателями и наносят сегодня «черные копатели» современности.

Подарки

Отдельной темой являются подарки, полученные русскими офицерами от казахских султанов, экспонаты этнографических выставок, о которых также подробно говорится в статье Б. Сапаралина «Достояние в эмиграции»: «Наиболее полно было представлено искусство казахов на выставке, организованной в 1876 году во время третьего конгресса ориенталистов в Петербурге. Президент этого конгресса – востоковед В. В. Григорьев через омского художника М. С. Знаменского просил Чингиза Валиханова прислать на выставку станок для обработки и шлифовки драгоценных камней, принадлежавший его деду, хану Аблаю. Ч. Валиханов выслал не только станок, но и вышитую золотом шапку Абылая, кинжалы в ножнах, богатые пояса с привесками, украшенные самоцветами и серебром. В списке экспонатов этой выставки, привезенных в Петербург в основном из Акмолинска, Атбасара и Кокчетава, П.И. Лерх называет 400 (!) произведений искусств, направленных в столицу из Омска». Они так и не вернулись на родину.

Наши сокровища – в музеях мира

– Неизменный интерес вызывает у туристов не только архитектура историко-культурных объектов, но и предметы, хранящиеся в них, как, например, тайказан и бронзовые светильники, переданные в дар мавзолею Ахмеда Яссави великим полководцем Тамерланом, ставшие впоследствии священными реликвиями для тюркского мира. Бронзовые лампы – настоящие произведения искусства, украшенные растительным орнаментом, гравированными надписями и инкрустацией серебром и золотом, стали неотъемлемой частью декоративного убранства мавзолея. Спустя почти шесть веков два светильника из этой коллекции были похищены при неизвестных обстоятельствах, о чем писали газеты тех лет, – рассказывает наш собеседник. – Через два года после кражи, в 1908 году, эти светильники неожиданно обнаружились в парижском Лувре. В 2012 году мне посчастливилось увидеть в Лувре эти покрытые позолотой светильники из Туркестана в экспозиции Зала искусства Азии. На их этикетках на французском и английском языках подробно описаны места их происхождения: «Казахстан, Туркестан, мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави, эпоха тимуридов, XIV век». Таким образом, французы не отрицают, что страной происхождения этих культурных ценностей является Казахстан. Но вот каким образом эти похищенные ценности оказались в Лувре – вопрос, конечно, очень и очень интересный. До сих пор никто из наших исследователей так и не ответил на него.

По крайней мере, нам точно известно, что это не было подарком Лувру, как пишется в каталогах этого крупнейшего и самого популярного художественного музея мира.

К сожалению, официальный запрос Минкультуры Казахстана, направленный на имя посла РК во Франции с просьбой оказать содействие в выяснении обстоятельств этого дела, так и остался без ответа. Ситуация же с двумя другими светильниками из мавзолея также сложилась непросто. В 1935 году в связи с проведением III Международного конгресса по иранскому искусству и археологии в Ленинграде тайказан, отлитый, по преданиям, из сплава семи благородных металлов (медь, олово, золото, серебро и др.) и два светильника из мавзолея Ахмеда Ясави в Туркестане были вывезены временно для экспонирования на выставке в Эрмитаже, где они и «подзадержались» вплоть до 1989 года.

Тайказан – возвращенная реликвия

– Для возврата этих сакральных ценностей, являющихся достоянием страны, прилагалось максимум усилий как со стороны руководства республики, так и со стороны Министерства культуры и общественности республики. Припоминаю случай, когда в конце 80-х годов прошлого века в Алма-Ате проводился значимый для республики форум – всесоюзный симпозиум музейных работников, на который съехались видные деятели музейного дела, науки, культуры необъятной страны под названием СССР. В прямом эфире, организованном на телевидении, писатель Абиш Кекильбаев, в то время работавший заместителем министра культуры, задал заместителю директора Эрмитажа В. Суслову (в 1990-1992 гг. директор «Эрмитажа») провокационный вопрос о возврате тайказана. Виталия Александровича вопрос застал врасплох, он был несколько ошеломлен, но через несколько мгновений взял себя в руки и твердо ответил, что тайказан будет возвращен в Туркестан. Все же надо отдать должное, что решающую роль в продвижении этого вопроса сыграл тогдашний министр культуры республики Узбекали Джанибеков.
В целом благодаря усилиям общественности и доброй воле российской стороны главная тюркская святыня – тайказан – вернулся в страну, а два светильника так и остались в Эрмитаже.

История с тайказаном тот случай, когда предмет, изъятый на временную выставку, был возвращен в страну спустя лишь 55 лет, что уже является нонсенсом, а второй случай – это когда при содействии тогдашнего премьер-министра вернули череп Кейки батыра, оказавшегося почти 100 лет назад в запасниках Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого в Санкт-Петербурге. Тут напрашивается закономерный вопрос: насколько еще затянется возврат домой остальных ценностей?

Конвенции ЮНЕСКО

Как мы уже отмечали, возврат культурных ценностей странам их происхождения – вопрос далеко не праздный и не простой, хотя на этот счет имеются соответствующие конвенции и другие нормативные документы ЮНЕСКО по возврату незаконно перемещенных культурных ценностей. Возьмем к примеру, крупнейшие музеи мира, такие как Лувр, Британский или тот же Эрмитаж. В этих музеях, сформированных в свое время как места демонстрации славы своих государств, как правило, экспонируются предметы из драгоценных металлов, оружие, редкие артефакты и прочее – все, что могло бы подчеркнуть имперское величие страны, которой они принадлежат. Поэтому возвращать культурные ценности странам их происхождения эти музеи явно не торопятся. Да и конференции и форумы по вопрсам реституции культурных ценностей, проводимые под эгидой международных организаций (ЮНЕСКО), дальше декларации общего характера пока не идут.
Что же делать в таком случае? Ведь все то, о чем мы ведем разговор, является неотъемлой частью культурного наследия Республики Казахстан. К тому же седьмая статья Закона РК «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия» гласит, что Республика Казахстан принимает все меры по выявлению, организации учета, сохранению и возвращению на историческую родину объектов историко-культурного наследия, находящихся за ее пределами и признананых историко-культурным достоянием народа Казахстана.

Вопрос актуален для всех

Интересно знать, как обстоят дела по этому вопросу в других странах? Возьмем, к примеру, Республику Беларусь. В 2017 г. совет министров этой страны утвердил состав комиссии по выявлению, возвращению, совместному использованию и введению в научный и культурный оборот культурных ценностей, которые находятся за границей. То есть они, как и мы, находятся только в начале пути по рассматриваемому вопросу.
Вопрос реституции культурных ценностей актуален сегодня и для стран Центральной Азии. Например, в соседнем Узбекистане делается определенная работа в этом направлении. С целью возвращения своих культурных ценностей у них создан Центр изучения хранящихся за рубежом и относящихся к Узбекистану культурных ценностей при кабинете министров страны.
Кроме того, в Узбекистане выпустили многотомное издание, рассказывающее о культурном наследии узбеков, хранящемся в музеях по всему миру.

А что у нас?

– Похвалиться пока особо нечем, – считает Базарбай Алтаев. – Например, эксперт ЮНЕСКО от Казахстана археолог Д. Воякин полагает, что выходом из сложившейся ситуации может стать создание виртуального архива вывезенных в Российскую Федерацию археологических материалов с помощью 3D-моделирования. Использование новых технологий – это, конечно, современно, но и в то же время очень затратно. К тому же вряд ли виртуальные копии ценностей заинтересуют и привлекут туристов, которые обычно приезжают специально, чтобы посмотреть подлинные шедевры культурного наследия. А почему бы нам тоже не создать подобный центр, если не при Правительстве, то на базе Национального музея, Центрального музея РК или же ГМИ им. А. Кастеева, располагающими достаточными научными и материальными ресурсами. Ведь сидеть сложа руки, уповая на то, что вопрос реституции культурных ценностей – процесс очень долгий и требует длительного времени, как заявляют наши некоторые эксперты, тоже нельзя.

Актуальность рассматриваемого вопроса для нашей республики не должна вызывать никаких сомнений, ведь для ускоренного развития индустрии туризма и вовлечения в страну организованных групп туристов со всего мира, да и в целом для популяризации культурного наследия республики следует использовать любые имеющиеся возможности. Это тот случай, когда действительно лучше поздно, но что-то делать, чем не предпринимать ничего и никогда.

 

Метки

Похожие статьи

Закрыть