Горожане

Ваш милый доктор

Ежегодно более 1,5 тысячи деток со всей страны поправляют здоровье в отделении травматологии многопрофильной столичной детской больницы №2. И каждый маленький пациент знает в лицо хирурга-травматолога Жарылгасына БЕКТАСОВА.

Дяди в белых халатах
Почти 40 лет своей жизни он отдал врачеванию. 25 из них служит в городской детской больнице №2 города Нур-Султан. Награжден медалью «Шапагат» (Милосердие) и профессиональным знаком «За вклад в развитие травматологии».

Любой человек знает, что перелом конечностей – это серьезная и очень болезненная травма. Еще сложнее, если ее получил ребенок. Так когда-то случилось и с нашим героем. В шесть лет упал с высоты и сломал руку. Нестерпимая боль в течение нескольких часов. До районной больницы от села – 100 км. Детская травма определила будущее. Его впечатлили дяди в белых халатах, которые смогли унять боль и наложить гипс. А уже потом он с загипсованной рукой наперевес чувствовал себя героем перед аульными мальчишками. Тогда-то и решил, что станет обязательно детским доктором и будет творить чудеса.

Хирург-травматолог специализируется на вправлении вывихов, репозиции переломов, удалении злокачественных и доброкачественных новообразований, занимаясь лечением приобретенных и врожденных заболеваний, травм опорно-двигательной системы. К тому же врач ежедневно имеет дело с тяжелыми физическими нагрузками. Он проводит в операционной по 9-10 часов, занимаясь лечением пациентов, которые попали в ДТП, пережили падение с большой высоты.

Студент мединститута
После окончания 10-го класса Жарылгасын Куанышбекович, как и мечтал, стал студентом Целиноградского медицинского института. Новые знакомства и друзья. Быстро летели беззаботные студенческие дни. Как в песни поется: «От сессии до сессии живут студенты весело». Помнится все: как зубрили латынь, готовились к сессии, как ее сдавали и как потом отмечали, как не хватало стипендии, как собирались вечером и пели песни под гитару, как клеили обои в своей комнате, как ходили в походы. Здесь же встретил свою вторую половинку, и уже на момент распределения их, как молодых специалистов, направили в Атбасарскую районную больницу Акмолинской области.

Районные будни
– Это сейчас молодежь боится села, – продолжает мой собеседник. – А знаете, какой это шанс набраться опыта и практики?! Вот я начинал хирургом в Атбасарской районной больнице. Тогда не было такого технического оснащения, как сейчас. Я приходил на дежурство и оставался один на один с больными и их диагнозами. А это была районная больница, и там не делят на детских и взрослых пациентов. Один дежурный хирург на всех.

Помню, у меня был «дипломат» (чемоданчик. – Авт.), в нем носил на работу книги по хирургии, акушерству, гинекологии, травматологии.

А еще у меня были прекрасные наставники. Люди постарше помнят, что в Атбасаре были очень сильные хирурги. Один из таких – Роман Вир, награжденный орденом Трудового Красного Знамени. Таких врачей сейчас нет. Он весь отдавался работе. Представляете, он хирург, прооперирует больного и ухаживает за ним, пока тот не встанет на ноги. Сам проверял повязки, следил, как заживают швы. Если был тяжелый пациент после операции, ночевал рядом с больным. Так вот Роман Эвальдович всегда брал меня на сложные операции, сам отпрашивал меня у начальства, убеждая мое руководство в том, что важно набраться опыта, а не сидеть на приемах больных.

В районе пенитенциарное учереждение. Заключенные, чтобы немного отдохнуть от тюремной жизни, глотали то кусок арматуры, то ложку, чтобы потом у нас отлежаться 10-15 дней. Бывало, привезут оттуда сидельца-суицидника, который вспорол себя ножом, рану вскрываешь, а он не хуже хирурга проникал в живот, не повредив ни один орган и не зацепив кишечник. И как бы трагикомично это не звучало, но это тоже был опыт.

Радости и трагедии
– Самое тяжелое, когда ты не можешь спасти человека. Помню, как-то девочку лет 8-9 привезли из деревни. У них дома произошел взрыв из-за неправильного использования угля в печи, 80% ожогов и множественные ушибы. И вот смотрит она на меня своими голубыми глазами пристально-пристально и спрашивает: «Доктор, я же не умру? Вы ведь меня спасете?» Но все мы точно знали, что шансов нет. Эти глаза я никогда не забуду…

А самое ценное, когда слышишь искренние слова благодарности от пациентов. Иду как-то, а возле регистратуры женщина плачет и ребенок в слезах. Я спрашиваю, что случилось. А оказалось, они приехали к лор-врачу, ребенок монетку проглотил, но она застряла в пищеводе – и ни туда, и ни сюда. Врач попытался вытащить, но тщетно. Отправили в область, Целиноград. А ехать – это ж и время, и риск, что ребенок задохнется. Я взял ребенка и попросил маму идти за мной. Взял шпатель, раскрыл рот девочки и под ее визги и крики нащупал пальцем монетку, которая плотно засела. Позвал анестезиолога и на свой страх и риск попросил обезболить. В общем, мы эту монетку извлекли, и мама благополучно вернулась домой. Еще случай был с нашим районным фельдшером: она зуб удалила, но кровь не останавливалась. И полоскала, и уколы проколола. Но тампоны на месте удаленного зуба намокали вновь и вновь. Ее направили в область, но перед этим она решила прийти ко мне. В итоге оказалось, что сосуд кровоточит из раны. Я наложил гемостатическую губку на сосуд, зашил – и кровь остановилась. Разное бывало в районной больнице, приходилось и кесарево сечение помогать делать, и гинекологические операции проводить.

В столицу
Время шло, дети росли, а когда Акмолу объявили столицей, Жарылгасына Куанышбековича пригласили в городскую больницу. Так, в 1997 году семья доктора переехала в главный город страны. Сначала он был ординатором, а потом назначили заведующим отделения травматологии, где он до сих пор трудится. Его коллеги говорят, что у него особенный дар общения с детьми. Даже там, где бессильны родители, доктор находит ключ к ребенку. Есть менее популярная фраза Гиппократа, чем его клятва: «Все, что имеется в мудрости, все это есть и в медицине, а именно презрение к деньгам, совестливость, скромность, простота в одежде, уважение, решительность, опрятность, изобилие мыслей, знание всего того, что полезно и необходимо для жизни, отвращение к пороку, отрицание суеверного страха перед богами, божественное превосходство». И это все о нем, о нашем докторе.

Многопрофильная городская детская больница №2 имеет 13 клинических и 8 параклинических отделений, а также приемный покой с экстренной хирургией и травматологическим пунктом. Мощность клиники составляет 350 коек стационара, их них 80% нагрузки несет хирургический профиль (280 из 350). 20% составляют соматические отделения, такие как неврология, отделение сложной соматики (профили: гастроэнтерологический, эндокринологический, пульмонологический, педиатрический, токсикологический, ревматологический). При больнице имеется консультативно-диагностический центр, который оказывает узкоспециализированную помощь детям города до 500 посещений в день.

Пожелания родителям
– У нас большой поток больных. Колоссальная нагрузка и на технику, и на врачей. В среднем 350 человек в сутки обращается в наше отделение. Наверное, уже нужно ставить вопрос об открытии еще одной больницы. Травматизм имеет сезонность. Летом очень много травмирующихся. Видимо, сказывается время каникул, когда дети предоставлены сами себе. Просьба к родителям быть бдительными. Участились случаи выпадения детей дошкольного возраста из окон многоэтажек. Очень часто дети остаются бесконтрольно при отдыхе на берегу водоемов. Берегите своих детей! – просит Жарылгасын Куанышбекович.

Сам он не перестает учиться, осваивая новые техники лечения, получая навыки работы с современным оборудованием. О нем говорят, что он умеет «собрать» кость буквально по частям, он способен спасти сложного пациента, страдающего от перелома черепа, поставить на ноги того, кто получил травму позвоночника. Глубокие знания физиологии и анатомии человека, огромный опыт за плечами, упорство и настойчивость позволяют ему сохранять ясность мышления, столкнувшись со сложными ситуациями. Спасение малышей – это не рутинная работа, а его истинное призвание, это его жизнь.

фото Султана СЕИТОВА

Метки

Похожие статьи

Закрыть