Общество

Все было впервые и вновь

С провозглашением независимости в стране стали формироваться новые ветви власти. Как начиналась законотворческая работа, вспоминают депутаты Мажилиса и Сената первых и вторых созывов Лилия МУСИНА, Михаил ТРОШИХИН, Шаймерден УРАЗАЛИНОВ, Валериан ЗЕМЛЯНОВ.

Становление парламентаризма проходило в Казахстане сложно. 16 декабря 1991 года Верховный Совет Казахстана провозгласил государственную независимость Республики Казахстан. В январе 1993 года Верховный Совет 12-го созыва принял первую Конституцию независимого Казахстана. Но функции между институтами власти были разделены нечетко. Поэтому произошел самороспуск высшего представительного органа.
Сначала депутаты местных представительных органов власти, а затем часть членов Верховного Совета сложила свои полномочия. К концу работы 11-й сессии Верховного Совета 12-го созыва прекратили свое существование более четверти местных советов. Народные избранники после продолжительных дискуссий приняли Кодекс о выборах, закон о досрочном прекращении полномочий Верховного Совета.
Так, 13-й созыв избирался уже по новым правилам. Впервые были сформированы партийные фракции и депутатские группы. Верховный Совет стал первым профессиональным Парламентом Казахстана, в котором депутаты работали на постоянной основе.
В 1995 году принимаются новая Конституция, законы о Парламенте, Правительстве, суде, определив, таким образом, статус и функции каждой ветви власти. Именно тогда было принято понятие «Парламент», обозначена двухпалатная структура, зафиксированы число и принцип выборности депутатов.
В Сенат избирались депутаты по двое от территорий, семь человек назначались Президентом РК. В Мажилис 67 человек попадали после победы на выборах по одномандатным округам, а десять – по партийным спискам. Срок полномочий депутатов Сената – шесть лет, срок полномочий депутатов Мажилиса – пять. Но созывы принято считать по работе нижней палаты. С 1996 по 1999 год проработал Парламент первого созыва, а с 1999 по 2004 год – второго.
В эти годы принимались важнейшие законы, которые регламентировали все сферы жизни страны. Обсуждения, дискуссии были жаркими. Депутатские запросы порой были жесткими, становились поводом для серьезных разбирательств.
После переезда в Астану Парламент расположился в здании бывшего проектного института на старой площади.
Были и свои приметы. Если в здании Парламента на втором этаже сломалась система дымоудаления в курилке, значит, идет обсуждение бюджета, которое было бурным и могло затянуться на несколько дней.
О том времени становления парламентаризма можно писать книги. Сегодня мы публикуем воспоминания нескольких депутатов Мажилиса и Сената первого и второго созывов.

Лилия МУСИНА:

«Работали много, но конструктивно»

– Я была депутатом Сената первого созыва двухпалатного Парламента РК в 1997-1999 годах. Время было трудное. После развала СССР и последующего разрыва хозяйственных связей, остановки предприятий в стране была разруха. Нефть стоила 8 долларов за баррель. В бюджете не хватало денег на самые необходимые расходы – социальные выплаты пенсионерам, инвалидам, многодетным матерям, врачам, учителям. Поэтому самым частым вопросом, вносимым Правительством в Парламент, был секвестр, то есть сокращение расходной части бюджета. Нам, депутатам, приходилось очень много встречаться с населением в регионах для разъяснения причин такого положения. Эти встречи были очень тяжелыми психологически. Люди, много месяцев не получавшие зарплату и пособия, были очень озлоблены, требовали изменить ситуацию. Именно в то время пришлось принимать ряд непопулярных законов о пенсионной системе, об исключении многочисленных льгот.
Соответственно, мы, депутаты, в свою очередь, жестко спрашивали с членов Правительства за каждый тенге. И в то же время нами поднимались вопросы закупки нового медицинского оборудования, компьютерных томографов для региональных больниц, приобретения музыкальных инструментов для Академии музыки в Астане, то есть закладывались основы будущей нормальной жизни населения страны. Заседания Сената зачастую по одному вопросу затягивались на несколько часов. Вице-премьеры, министры, вице-министры задолго до официального заседания по несколько раз приходили с разъяснениями позиций персонально к каждому депутату, искали компромиссные решения. Взаимодействие законодательной и исполнительной власти осуществлялось на рабочей, конструктивной основе.
Конечно, запомнился переезд в Астану. Почти год жили кто в гостиницах, кто в общежитиях. Веерные отключения электроэнергии, отсутствие нормальных условий для работы в здании бывшего проектного института, неразвитость социальной инфраструктуры плюс суровые погодные условия в первый год переезда – все это теперь вспоминается с улыбкой, но тогда было не до шуток. И, конечно, мы и подумать не могли о том, какой расцвет ожидает нашу новую столицу!

Михаил ТРОШИХИН:
«Пришлось учиться законотворчеству»

– Пришел я в Мажилис первого созыва от одномандатного округа по СКО. Мой электорат в Северо-Казахстанской области – это избиратели родного мне Есильского района, Кызылжарского, Мамлютского, Тимирязевского, Шал акына, Жамбылского и имени Магжана Жумабаева. Их поддержкой и доверием, оказанными мне на протяжении трех первых созывов, горжусь и очень им признателен.

С первых дней большинству из вновь избранных депутатов пришлось учиться этой сложной и ответственной работе – законотворчеству. Многие из нас экстерном получали юридическое образование. Я тоже проучился в Евразийском национальном университете имени Л. Гумилева.
Принципы работы профессионального Парламента отличались существенно от работы наших предшественников. Прежде всего тем, что мы работали на основе Конституционного закона «О статусе Парламента и его депутатов» и, соответственно, регламента Парламента и обеих палат. Ежеквартально выезжали в свои округа, где отчитывались о проводимой работе. Все законопроекты обязательно просчитывались с финансовой стороны на предмет их исполнения.
Принятию законов предшествовала большая работа по их обсуждению в рабочих группах комитетов и на заседании депутатских объединений, которые были созданы в первом и последующих созывах.
Очень активно депутаты третьего созыва (2004-2007 годы) вместе с общественностью всей страны поработали в Национальной комиссии по вопросам демократизации страны. Были подготовлены и обсуждены во всех регионах существенные изменения в Конституцию и соответствующие законы. Реально была создана основа для политической конкуренции и проведения выборов по партийным спискам и обеспечено представительство депутатов, избираемых Ассамблеей народа Казахстана. Впервые в 1997 году был внесен в Парламент проект закона «О языках», разработанный на государственном языке депутатом Акимом ЫСКАКОМ.
Многие уже и не помнят перипетий обсуждения закона о пенсионной реформе 1996 года, внесенной в Парламент Правительством. Но именно тогда, в результате ее неприятия, Правительство впервые поставило вопрос о доверии. И лишь с небольшим преимуществом за счет голосов Сената Правительство удержалось. После долгих обсуждений на основе компромисса реформа была принята. А время было очень трудным. Если кто забыл, то по несколько месяцев были задержки с пенсиями. Неоднократно депутаты заслушивали отчеты министров и вели жесткий спрос за результаты работы.
Между палатами жарких споров обычно не возникало. Мажилис в то время иногда грешил популизмом в части распределения бюджетных средств. Сенат же подходил к решению вопросов более взвешенно и консервативно. Все спорные вопросы мы решали путем согласительных процедур.
История Парламента – это новейшая история страны. Мне посчастливилось поработать в Мажилисе первые три созыва. На нашей памяти передислокация столицы и ее становление и развитие. И сегодня казахстанцы по праву гордятся Астаной. Все эти годы депутаты достойно оправдывали доверие народа и ту присягу, которую мы давали нашему Президенту Н.А.Назарбаеву и государству.

Шаймерден УРАЗАЛИНОВ:
«Депутаты приветствовали открытость»

– В Мажилис второго созыва я пришел после десяти лет работы акимом Караганды и руководителем Дисциплинарного совета. Конечно, моя прошлая работа оказала значительное влияние на парламентскую деятельность, я делал акцент на решении социальных, коммунальных проблем. Часть вопросов находила поддержку и в госорганах, и среди депутатов. Но зачастую приходилось очень много доказывать, объяснять.
Особенно запомнилась работа по пенсионному обеспечению. В 1994 году было продекларировано повышение пенсий. Но принятый механизм реализации привел к тому, что некоторые пенсионеры стали получать почти в два раза меньше. Я, как депутат, получал огромное количество писем, заявлений, и каждое – биография трудового человека пополам с обидой. И вот в 2004 году при формировании солидарной системы вновь были приняты нормы, вызвавшие возмущения у людей. Тогда всех уравняли, приняв в пенсионных расчетах вместо средней зарплаты 15 МРП – что у шахтера, что у продавца. Понятно, что в бюджете денег не хватало, но надо было по-другому решать. Обидели народ даже не столько размеры пенсий, сколько несправедливость в начислении.
Очень жаль, что не смогли тогда убедить Правительство всерьез заняться жилищным фондом. Мы на уровне Мажилиса собирали круглые столы, проводили слушания по этому вопросу. Удалось тогда определить примерный объем проблемы. Акиматы областей подсчитали и предоставили данные по жилому фонду с градацией по ветхим, аварийным зданиям, на то время примерно по 258 млн метров жилья. Все было расписано по адресам. Добились, что ввели жилищную инспекцию. Были приняты постановления по помощи акиматов в проведении капремонтов, но в бюджетное законодательство это не внесли. Поэтому был период, когда акимов обвиняли в нецелевом использовании средств, если они выделяли деньги на капремонт жилья.
Мы убеждали, что надо начинать системную работу по мониторингу состояния жилья, проводить полноценное техническое обследование, а не на глаз определять запас прочности. Если бы 15-20 лет назад не стали уповать на эту пресловутую «руку рынка», а подошли системно, определили критерии, составили график обследования, сноса этих «панелек», уже сейчас в основном проблему решили бы. Но не было у нас толковых подсказчиков, как строить рыночную экономику, когда люди не забыли социализм. Пытались мы разгребать завалы проблем по коммуналке, социалке, энергетике.
Я два года изучал вопрос по трудовым отношениям, смотрел, как в других странах. А затем написал Трудовой кодекс – 429 статей. Примерно в 2003 году внес проект закона на рассмотрение в Парламент. Его приняли, оставив 329 статей. Сейчас, кстати, осталось 204 статьи.
Также нам приходилось решать вопросы по энергетике. В частности, по РЭКам. После банкротства ряда предприятий остались бесхозными электрические сети. Мы в Мажилисе предлагали их присоединить к имеющимся, но на уровне исполнительной власти посчитали эту меру нерыночной. В итоге их приватизировали И вместо 24 РЭКов получилось 200 с лишним. А это означает добавление посредников и повышение цен. Кроме того, не все владельцы сетей хорошо их обслуживают, некоторые имеют значительный физический износ, и теперь собственники предлагают их выкупить государству. Так что не всегда очевидная рыночная норма реально работает на пользу.
Тогда многое было непонятно. Мы сами пытались определить основные направления развития. При всех обсуждениях были жаркие споры, заседания порой заканчивались глубоким вечером.
Нам очень помогали СМИ, депутаты приветствовали максимальную открытость. Конечно, было не все гладко, но не было равнодушия, всем было интересно работать над законами. Большой плюс в том, что при рассмотрении законопроектов вносить предложения имели право не только депутаты и Правительство, а еще и общественные организации, предприятия. Это позволяло максимально охватить ту или иную проблему.

Валериан ЗЕМЛЯНОВ:
«Мы эффективно поработали»

– В Мажилис Парламента РК первого созыва я попал по одномандатному округу из Уральска. Там работал на ремонтном заводе.
Нашему Парламенту первого созыва довелось самое трудное – переходить на рыночные рельсы. Как это делать, никто не знал, по заграницам мы еще не ездили, в литературе информации было мало, Интернет еще был роскошью, модельных законов не имелось.
Очень тяжело дался нам закон о труде. При обсуждении ответственности работодателей за выплату зарплаты два часа дискутировали вокруг трех слов: «по вине работодателя». При тотальных неплатежах надо было помочь людям требовать свои деньги. Но, увы, в закон прошла норма, по которой работодателя можно было привлечь к ответственности лишь в том случае, если его вина в невыплате зарплаты работникам была бы доказана.
Есть у меня маленькая гордость. Я считаю, что нынешний гимн страны в таком виде – благодаря моему предложению. Во время работы второго созыва группа депутатов предложила вместо гимна Брусиловского использовать вариант песни «Елім менің». На обсуждении предлагались различные варианты. По моему мнению, самым оптимальным вариантом и музыки, и слов была песня, написанная в 1956 году, «Мой Казахстан» («Менің Қазақстаным»). Пришлось мне ее спеть прямо тут же, на пленарном заседании, данные позволяли – когда то солировал. Через пару лет вновь возник этот вопрос, вспомнили о моем предложении, и оно прошло – с поправками текста Президентом.
Я считаю, мы довольно эффективно работали. Одним из факторов была смешанная структура выборности – по одномандатным округам и партийным спискам. Мы находили компромисс в работе, тем более что таких уж радикальных разногласий не было. Да, были разные мнения, но они тем и хороши, что позволяли найти более верное решение.
Во время нашей работы мы получали совсем немного, на уровне среднего по стране, жили скромно. И шли в Парламент те, кто хотел выразить свою гражданскую позицию, а не за большим доходом.

Ольга Флинк

Метки

Похожие статьи

Закрыть