Интервью

Все начинается с игры

Известны основные формы зависимостей: наркотическая, алкогольная, игровая. Почему возникает зависимость и как с ней бороться на ранних стадиях, рассказывает психолог Эльмира КОНУРБАЕВА.

— Эльмира, как в целом формируется зависимость?

— Любая зависимость формируется постепенно. Важным фактором является регулярное вовлечение в употребление вещества или в поведение (игромания). Эмоциональная связь с этим действием или веществом укрепляется со временем. Сначала человек получает первый опыт и эмоции, связанные с употреблением алкоголя, наркотиков или первым выигрышем. Все начинается с игры — давай попробуем, с одного раза ничего не будет. А есть случаи, когда просто в клубе с друзьями решили кайфануть. С первой дозы человек достигает состояния эйфории, блаженства, которого он в жизни не испытывал, ему хочется туда вернуться. Затем постепенно увеличивается доза употребляемых веществ и ставок. Все это приобретает черты привычки и появляется зависимость, то есть необходимость в действии или веществе для нормальной жизни. А когда уже сам человек или при воздействии окружения пытается избавиться от стойкой привычки, начинаются физические и эмоциональные реакции — ломка, тяжелое душевное состояние, депрессия. Много состоятельных людей зависимы, но они даже не осознают, что болеют. Почему это в наше время обретает формы эпидемии? Во-первых, все это очень доступно. Компьютерные клубы, игровые автоматы, букмекерские конторы. Алкогольные напитки продаются везде, дозу купить тоже не составляет труда. И тут не надо думать, что в их число попадают молодежь и подростки с социально уязвимой категорией. Много людей из семей с высоким достатком.

— Подавляющий процент зависимых людей страдает алкоголизмом. Можно ли победить эту болезнь?

— Возможно, вы заметили, что сейчас основное внимание переключили на борьбу с наркоманией и лудоманией. Но злоупотребление алкоголем никуда не исчезло, если верить криминальным сводкам.
Надо отметить у алкогольной зависимости три стадии. На первой стадии уже, как ни прискорбно, человек деградирует, потому что его ничего не интересует, он перестает читать книги, пропадает желание развиваться, обучаться. Потом происходит потеря контроля выпитого. Появляется абстинентный синдром. Это когда человек трезвеет, у него происходит упадок сил, падает настроение и ему уже требуется доза поправить свое состояние. Он испытывает психологический и физический дискомфорт, сильное желание употребить алкоголь и принимает снова рюмочку или бокал. Появляется привычка выпивать систематически, чтобы поднять себе уровень энергии и настроение.

Вторая стадия: здесь уже наблюдаются запойные состояния. Большое заблуждение, когда болеющему с похмелья человеку предлагают стопочку горячительного в качестве лекарства. Так начинается алкоголизм. Человек уходит в запой на три, семь, десять дней, несколько недель. Он на это время пропадает из своего окружения и буквально становится заводом по переработке спиртных напитков — только пьет, ничего не ест и спит в беспамятстве. Здравомыслящий человек от традиции опохмеляться отказывается. После запоя у человека начинается ломка. Он не может заснуть, появляется ничем не обоснованное чувство страха, на этом фоне у него выражается психоз, в народе именуемый белой горячкой. В нашем обществе, к сожалению, этому не придают должного значения, считается, что в этом нет ничего предосудительного. Потом ведь он работает, заботится о семье и т.д. Максимум недели через три-четыре начинается спад энергии, и он ищет повод расслабиться. И история опять повторяется с запоем на много дней. Если больной не лечится, то постепенно переходит в третью стадию.

На третьей стадии у человека происходит умственная деградация, то есть тут уже речь идет о распаде клеток мозга, патологии печени и других внутренних органов. У него уже даже нет удовольствия от выпитого количества спиртного. Просто есть внутренняя потребность и полное безразличие ко всему. Вылечить такого человека практически невозможно. И уж если по счастливой случайности он вылечится, то у него куча болезней, как правило, ишемическая болезнь сердца, болезнь печени, поджелудочной железы и селезенки. В такой семье и родственники созависимые, то есть и супруги, у детей на нервной почве появляются нервные расстройства.

Считаю, что необходимо создать нормативный документ по борьбе с алкоголизмом, в котором будут освещены конкретные программы и финансирование, а главное — контроль за исполнением поставленных целей. Немаловажную роль в этой борьбе играет доступность культурных, спортивных и развлекательных учреждений для молодежи.

Опытные наркологи и психотерапевты не разделяют подходы в лечении зависимостей. По их мнению, алкоголизм, наркомания, игромания и другие пристрастия имеют одинаковую природу. Основной причиной зависимости является психологическое влечение, и поэтому в реабилитации главный акцент должен приходиться на психотерапию. Важно понять, что зависимые губят свое здоровье, жертвуют семьей и карьерой не из-за безволия или собственного упрямства, а потому, что попросту не могут с этим справиться. Им нужна помощь специалистов.

— Правда ли, что лудомания страшнее, чем наркомания и алкоголизм?

— Игромания и лудомания — явления эти по большей части скрытые. С развитием цифровизации эти болезни ушли в онлайн. Даже безобидные ставки на исход спортивных состязаний, киберспорт — это же тоже психологическая зависимость, поиск выброса адреналина. Мне как-то довелось быть в Бразилии на футболе, и я видела, что вокруг больше половины болельщиков в своих гаджетах делали ставки. Это такой адреналин. Это выброс гормона. И ради этого едут в другие страны. Китайцы, европейцы приехали в Бразилию, чтобы пережить этот накал страстей и получить удовольствие. Эти люди уже лудоманы, они ищут источник острых ощущений.

Как-то разговаривала с хозяином казино. Спрашиваю, в самом ли деле у них можно выиграть огромные суммы, как показывают в кино? Он говорит, нет, это же бизнес. Конечно, в начале дают человеку выиграть, вгоняют его в азарт, все это постановочные сценарии. То есть это целая психологическая работа. От первых выигрышей человек ощущает радость, эйфорию. Потом уже начинается настоящая игра, где игрок оставляет последние деньги. Я спросила: «А совесть не мучает вас?». На что он ответил: «Люди приходят, чтобы получить острые ощущения. Я им это даю». Но здесь он, конечно, лукавит, потому что не все приходят за острыми ощущениями.

И вот опять же, я сейчас хочу затронуть тему ставок на стадионах. Там не все приходят, чтобы болеть за любимую команду. Есть люди, которые мечтают вложить и выиграть деньги. И нет никаких эмоций и ощущений. Человек просто пришел, безэмоционально делает ставку и начинает играть, чтобы выиграть определенную сумму. Для него это способ заработать. Дело в том, что даже в обычных, казалось бы, безобидных компьютерных играх имеется элемент азарта: выбор сундучков и так далее. И поэтому возраст зависимых игроманов молодеет. Эти ребята уже деградируют, даже не начав толком жить. У них патологическая склонность к азартным играм. Это на самом деле болезнь. Она имеет осложнения в психике и вызывает разные социальные осложнения. У них нарушается социальная адаптация. Повзрослев, они теряют семьи, у них возникает депрессия, проявляются наклонности к алкоголизму или наркомании и, конечно же, самый высокий уровень суицидальности, потому что в итоге он оказывается один без средств к существованию, идет прессинг и шантаж со стороны коллекторских компаний, друзей и знакомых, которым он задолжал. Безвыходность.

В такую зависимость попадают достаточно интеллигентные, интеллектуально образованные люди, с развитым аналитическим мышлением, с математическим складом ума, даже хорошие психологи. То есть решают, что они поняли эту систему и смогут ее обыграть. А проблема в том, что в этот момент у человека включаются когнитивные ошибки ума, он убежден в том, что знает, как выиграть. Таким образом, игрок видит выигрыши, а проигрыши не замечает. Вот такая ловушка мозга. Такой человек абсолютно неадекватен, а себя он по-прежнему считает умным, успешным и состоятельным человеком. Он убежден, что в следующий раз отыграется, и так бесконечно.

Лудомания — сложная болезнь. Гораздо сложнее, чем алкоголизм и наркомания, где можно проследить причинно-следственную связь: есть алкоголь — есть разрушения, алкоголь отсутствует — началась фаза излечения, это химическая зависимость. А вот в нехимической — лудомании — по-другому. Игра купируется, а само мышление игромана остается.

— Могли бы вы поделиться случаями из жизни пациентов?

— У меня была пациентка. Она изначально пришла ко мне за помощью разобраться в ее финансовых и личных неудачах. У нее был муж, ребенок. Но он ее бросил, затем она рассорилась с подругами и в итоге потеряла работу. Я стала замечать после двух сеансов, что у нее нестабильное психологическое состояние. Что что-то извне влияет на ее настроение. И вот на третий сеанс я опоздала на пять минут. Она устроила скандал, хотя я предупредила и извинилась, что опаздываю. В этот день я с ней очень серьезно поговорила. Объяснила, что если она будет продолжать недоговаривать, то никакой помощи с моей стороны не может быть. И она призналась, что употребляет кокс. Сказала, что опыту всего лишь год и не регулярно. И зависимостью она это не считала. А это самая настоящая зависимость была в тот момент. В жизни полная разруха, психика переживает стресс, и вот через наркотики она получала мнимое успокоение. Мы с ней проработали десять сеансов, я подключила еще гипносеансы. В своей работе психолог применяет разные инструменты. Наша задача — помочь человеку выйти из состояния зависимости. Параллельно она посещала психотерапевта. Я ей объяснила, как будет проходить отвыкание. И что ее эмоциональная неуравновешенность — это последствия употребления запрещенных веществ. И, слава Богу, она отошла. Она даже бросила курить. Ходит в спортзал. Занялась правильным питанием. Полностью заняла себя полезными делами. Уехала в Дубай. Нашла там свою нишу и сейчас успешная женщина. Иногда мы общаемся с ней в Instagram. Но не всегда все так заканчивается счастливо.

Был другой случай. Девушка вышла замуж, родились дети. Потом родители девушки стали замечать за дочкой неадекватное поведение. В итоге выяснилось, что ее муж сам употреблял и ее склонил к наркотикам. А так как больших доходов не было, то употребляли они синтетические вещества. Главный пункт в выздоровлении тут в том, что желание выйти из измененного состояния должно быть у самого наркомана. В этом же случае родители возили девушку к наркологам, народным целителям, как-то повезли в наркологическую частную клинику, когда она была в очередном наркотическом опьянении, а там врач сразу сказал родителям, что могут только облегчить период ломки, но на третий день начнется психологическая ломка и тогда она начнет скандалить и требовать ее выпустить. Так и вышло. На третий день со скандалом и дракой ушла из клиники. Ни на уговоры родителей, врачей она не поддалась. Организм требовал очередную дозу. И спустя несколько лет, когда от нее отвернулись все родственники, друзья, ее ребенка забрали родители, квартиру продали из-за долгов по коммунальным платежам, она оказалась на самом дне, среди таких же опустившихся наркоманов. Она умерла от умышленной передозировки. А как догадались, что умышленно? Она перед этим позвонила сестре и сказала, что устала от неустроенной жизни, от вечного безденежья и что было бы лучше однажды уколоться и уснуть навеки.

— Зачастую родители наркоманов, лудоманов, алкоголиков винят себя в сложившейся ситуации, оправдывая своих детей.

— Возможно, доля вины лежит и на родителях, но взрослые дети не настолько беззащитны и внушаемы, как думают их мамы и папы. Наркотики, азартные игры, алкоголь — осознанный выбор человека, как и отказ от лечения. Родители должны не заниматься самоедством, а как можно скорее начать активную борьбу с зависимостью и обратиться к профессионалам.

Статьи по Теме

Back to top button