Общество

Земля, ставшая родным домом

В первый день весны казахстанцы отмечают праздник — День благодарности. Это память миллионов переселенцев, для которых Казахстан стал вторым домом в годы массовой депортации народов.

Салман ГЕРОЕВ, почетный председатель общественного объединения «Чечено-ингушский этнокультурный центр «Вайнах»:
— Шел военный 1944 год. И вот в 5 часов утра 23 февраля в наши дома стали ломиться военные с оружием в руках. Грубыми окриками с применением физической силы они поднимали с постели женщин, стариков, детей. Гнали всех на улицу. Офицеры объявили горцам, что все они изменники родины, поэтому по решению Советского правительства выселяются в среднеазиатские республики — Казахстан и Киргизию. На сборы отводилось 15-20 минут. Тех, кто проявлял строптивость, не подчинялся приказу, тут же расстреливали. Среди выселяемых были беременные женщины, матери с младенцами, больные люди. С немощными поступали самым диким образом — их оставляли в домах, бросали у дорог, обрекая на голодную и холодную смерть, или пристреливали. Дома грабили, выносили все самое ценное — кинжалы, папахи, семейные ценности.

Я перечитывал закон, принятый в тот период, несколько раз. В нем многие народы обвиняются в неслыханных преступлениях, в организации банд для борьбы с советской властью и другое. Эти обвинения циничны с моральной точки зрения и беспрецедентны в правовом отношении. Если вникнуть в суть этого закона, ссылке подвергались не просто ингуши, чеченцы, немцы, балкарцы и другие народы, суду подвергались Конституции этих республик.

Кроме того, депортация происходила тогда, когда основная масса здоровых, сильных мужчин была на фронте. Тысячи вайнахов погибли, сражаясь за родину, награждены орденами и медалями, удостоились высокого звания Героя Советского Союза. В первые же годы Великой Отечественной войны вайнахи направили более 50 тысяч своих сыновей и дочерей. От Балтики до Черного моря не было ни одного участка, где бы не воевали горцы. Только среди защитников Брестской крепости сражалось порядка 300 вайнахов.
Не было ни одной вайнахской семьи, которой бы не коснулся огонь той страшной войны. Но не у родного очага встретились победители и уцелевшие в ссылке с родными. По официальным данным, за первые годы после окончания ВОВ только в Казахстан к своим семьям прибыло свыше 26 тысяч демобилизованных солдат и офицеров. Трудно представить, что воины, освободившие Советский Союз и европейские государства от фашистского рабства, вынуждены были отправляться в ссылку и долгими месяцами бродить в поисках родных по бескрайним просторам Казахстана и Киргизии. В те тревожные годы каждый из нас ежемесячно должен был являться в комендатуру, подтверждая своей подписью, что никуда не сбежал и еще жив.

Коренное население было предупреждено, чтобы они не оказывали содействие вайнахам, что едут бандиты и головорезы. Первое время казахский народ действительно настороженно относился. Но прошел определенный период, они видели, что вайнахи совершают намаз, держат оразу, проявляют милосердие, что никаких враждебных действий в их поведении нет. Местные люди и сами в те годы жили в трудных условиях, но делились глотком воды, куском хлеба, потеснившись, предоставляли угол своего скромного жилья. Надо отдать должное и казахам, и русским, и украинцам, и немцам, которые помогли вайнахам выжить. Мы всегда помним эту доброту.

Несколько лет назад меня пригласили на международную научно-практическую конференцию в Ингушетию, где я выступал с докладом об адаптации ингушей в Казахстане. И в конце своего доклада сказал примерно так: «О, Великая степь Сарыарки, спасибо тебе, что в трудные годы сталинских репрессий не отторгла нас, протянула нам руку дружбы, спасения! Мы никогда не забудем доброту сыновей и дочерей казахского народа и грядущим поколениям будем наказывать, чтобы они высоко несли знамя дружбы между нашими народами». Весь зал встал и несколько минут аплодировал. И все выступающие начинали свои доклады с моих слов.
Эти слова благодарности мы вспоминаем не только 1 марта, но и в будни. Это в традиции вайнахского народа — никогда не забывать то добро, которое нам было оказано. И сегодня в очередной раз я хочу сказать спасибо от имени нашего народа всем народам Республики Казахстан, которые в это тяжелое время помогли нам выжить. Казахстан стал для нас вторым домом.

Хочу поздравить всех казахстанцев с этим гуманным, миролюбивым праздником, который отмечает и поддержку, и взаимопонимание между коренным народом и всеми этносами нашего государства.

Анатолий Житник, участник вокального хора общества «Казахстанское объединение немцев «Возрождение»:
— Я родился в 1940 году в Украине в Одесской области. Мой отец — украинец, а мать — немка, поэтому до 1944 года мы были в Украине. Немецкие войска отступали, и нас отправили на запад. Мы попали в Польшу. В 1945 году нас из Польши депортировали в Казахстан. Привезли целый состав и потом распределили по областям. Привезли в село Жантеке Кургальджинского района. В то время транспорта не было, нас везли на быках. Стали расселять к местным жителям. Небольшой домик — печка, комната, наверное, 3 на 3 метра. С одной стороны жили хозяева, с другой — мы: я, мама и бабушка. Зиму мы у них перезимовали, а потом рядом со школой построили интернат, потому что была одна школа на несколько сел и дети из соседних селений жили там. Маме выделили комнату.

Денег особо не было. В 1947 году еще была комендатура, выезжать можно было только с разрешения. Мама решила купить корову, получила разрешение от коменданта. Приехала в Акмолинск, продала свое и бабушкино пальто и на вырученные деньги купила корову. Осенью купили сено, в марте оно закончилось. Здесь-то не такие зимы, как в Украине. Задалась вопросом: чем кормить, снег-то еще лежал? Она пошла к председателю колхоза и спросила, не продадут ли сено. Было даже такое: сено с крыш снимали, чтобы прокормить животину. Комендант предложил ей такой вариант: у него была колхозная лошадь. Приведи, говорит, корову ко мне и она будет стоять рядом с лошадью.
Времена были тяжелые. Взять можно было только то, что унесешь в руках.

В то время педагогов не было, преподавали 10-классники, маме разрешили вести уроки в местной школе. Она была учительницей, окончила Одесский педагогический институт, преподавала немецкий язык. А я маленький был, учился еще.

Эля Гобона, участник вокального хора общества «Казахстанское объединение немцев «Возрождение»:

— Живу сейчас в Астане, на пенсии, в свободное время хожу заниматься в фольклорную группу.
Как и всех немцев, нашу маму с детьми выслали из Крыма, из города Джанкой, отец в то время служил в армии. Нас отправили в Казахстан. Мы жили в поселке Тургай Ерментауского района. Так просто об этом не расскажешь, нужно увидеть своими глазами и пережить те дни. Работали там, куда пошлют. Было не так, что отработал и пошел домой, а трудились сутками. Мы ложились — мамы не было. Вставали — мама уже на работе. Она ходила тогда по домам и выполняла любую работу — побелить, покрасить, постирать, а ей давали маленькую мисочку отрубей. Она принесет, сварит в воде без масла, соли, и мы хлебали.

Я в школу пошла, ходила в рваных ботинках на босую ногу. Дойду до середины поселка, а у бабы Леи дверь всегда была открыта. Зайду, ноги в поддувало, а в это время баба Лея грела мою обувку над печкой. Так и ходила в школу и до дома. Во так и прошло мое детство.

Владимир СОН, корреспондент республиканской газеты «Коре ильбо», почетный член столичного этнокультурного объединения корейцев:

— Российский Дальний Восток корейцы начали заселять в начале XX века. Двое моих родных дядь отсидели 6 лет в японской тюрьме, которая находилась в Сеуле. Но потом с Корейского полуострова они начали перебираться на российский Дальний Восток. Исконно они занимались земледелием, но эта мирная жизнь однажды была нарушена. Это был трагический 1937 год. Моих родных в течение осеннего месяца выселили в другую часть СССР — Среднюю Азию и Казахстан. Это было полной неожиданностью для корейского народа.

В одночасье не стало корейских имен, остались только корейские фамилии. Как пишут в воспоминаниях, «лишь только беда сегодня горчит, и дед на вопросы о прошлом молчит». Настолько те годы были страшными, трагическими, невыносимыми! Потому во время депортации во время следования с Дальнего Востока многие погибли в дороге.

Корейцы и другие народности хотели жить без ссор и раздоров. Более того, коренное население проявило глубокое сострадание к гонимому народу. Жили тяжело. Зимы были суровыми, депортированные ютились в землянках. Фильм «Жеруйык» очень подробно рассказывает о тех событиях. Казахи бросали, казалось, белые камушки, а это был курт. В этой протянутой руке оказались руки помощи, сочувствия.

Помощь казахов, несмотря на карательные меры, угрожавшие им, помогла выжить депортированным народам, которые со временем смогли интегрироваться в казахстанское общество, заняли определенные ниши в экономике, стали полноправными гражданами страны. Теперь каждый этнос образовал свои культурные центры, имеет возможность изучать родной язык, пропагандировать свою культуру, обычаи и традиции, что дает уникальное преимущество нашей единой нации. Взаимная поддержка и отзывчивость стали основой для формирования современного целостного общества.

С давних времен корейцы живут в Казахстане в дружбе и согласии с представителями других национальностей, делят радость и горе, с уважением относятся к коренному населению и ко всему многонациональному народу республики. Низкий поклон благословенной казахской земле и казахскому народу за душевную щедрость, доброе сердце, гостеприимство и заботу!

Фото Василия Крась

Статьи по Теме

Back to top button