КультураНовости

Жастар» – энергия таланта и молодости

Профессиональная карьера заслуженного деятеля Казахстана, известного актера театра и кино Даурена СЕРГАЗИНА началась в 2007 году в столичном театре «Жастар». За 14 лет на родной сцене он сыграл десятки значимых ролей, высокая загруженность и сейчас. Но все же артист выкроил время, чтобы рассказать о своей работе над образами на экране и сцене.

– Даурен, какие самые яркие воспоминания у вас остались о школьных годах?

– Мои родители работали на заводе в Темиртау, поэтому первые годы жизни я провел там. Когда мне исполнилось два года, мы всей семьей переехали в Алматинскую область, где проживали наши родственники. Мое беззаботное и счастливое детство прошло в родном ауле Капал, ставшем для меня малой родиной. Все сельские мальчишки помогали родителям по хозяйству, кормили, пасли животных, а еще играли на улице, посещали разные спортивные секции. Я старался не отставать от своих сверстников и всегда принимал активное участие в школьных соревнованиях.

Девяностые годы были тяжелым временем, когда продукты выдавали по талонам, зарплату задерживали, а цены росли стремительно. Кроме того, добавляли проблем час­тые отключения электроэнергии. Несмотря на трудности, мы умели радоваться каждой мелочи и упорно пытались получить профессию. После окончания школы я год проучился на курсах поваров. Вместе с ребятами проходили практику в больнице, готовили разные блюда, пекли хлеб. Каждый сельский мальчишка с детства умеет готовить, там дети рано становятся самостоятельными. А вот любовь к творчеству унаследовал от родителей. Они прекрасно поют и танцуют. Мои детские и юношеские годы прошли в мечтаниях и фантазиях. Хотя отец воспитывал меня в строгости, но сегодня он для меня самый добрый человек в мире. Хотя в нашей семье нет людей искусства, но как-то неожиданно ко мне пришла мечта об актерской профессии. В то время как раз вышел популярный исторический блокбастер Голливуда «Храброе сердце», который оказал большое влияние на меня. После просмотра фильма с учас­тием Мела Гибсона сам себе пообещал, что обязательно стану актером. Старший брат поддержал меня и привез меня поступать в Академию искусств Т.К. Жургенова в Алматы.

– Какой из этапов вашей творческой биографии больше всего повлиял на профессиональное становление?

– Я был ответственным студентом, лишний раз не посещал шумные вечеринки. Все свободное время посвящал учебе. Студенческие годы прошли очень интересно. У нас на курсе собрались яркие личности, многие из них сегодня стали востребованными артистами, звездами театра и кино. Мы продолжаем дружить и общаемся семьями. Это большая заслуга нашего педагога, режиссера, заслуженного деятеля РК Нурканата Жакыпбая. Нам предоставлялось много свободы. Проживание в студенческом общежитии – отдельная история. В общем, вместе с однокурсниками познавали все прелести студенческой жизни. Мы часто устраивали капустники, выступали со спектаклями Нурканата Жакыпбая, ездили на фестивали. Будучи студентами, получали стипендию в размере трех тысяч тенге. На часть этой суммы покупали проездные билеты, а на оставшиеся две тысячи тенге приходилось выживать. Домой часто не звонили – экономили деньги. На обед покупали масло, хлеб и чай. На четвертом курсе мы научились подрабатывать на телевидении, занимались дубляжом фильмов. Затем поступило предложение поехать с курсом в Астану. Наш педагог Нурканат Жакыпбай загорелся желанием создать новый театр в столице. Этот азарт передался и нам. Мы все бросили и приехали сюда. Как оказалось, здесь тоже не было никаких условий для нормального быта и работы. Первое время приходилось впятером жить в одной комнате. Зарплата была маленькая, но самое ужасное, что не было своего помещения для театра. В самом начале у нас не было грузчиков, рабочих, костюмеров. Артистам приходилось самим таскать реквизит, мебель, монтировать декорации, шить костюмы. В нашем распоряжении были две комнаты, где репетировали спектакли. Наша труппа постоянно переезжала, меняла места дислокации. Но все же мы получили Гран-при на фестивале и наш театр наконец-то обрел дом.

Такие трудности закалили характер труппы. Теперь уже ничего не боимся. Возможно, эти препятствия мы преодолевали довольно легко, потому что рядом были друзья. Нас объединяла любовь к общему делу, к театру. Также нас подпитывал своей энергией наш педагог. Он верил в то, что мы добьемся больших высот, рассказывал красивые истории, вдохновлял и заразил всех своей мечтой. Благодаря его оптимизму и настойчивости мы стали думать в одном направлении.

– Вы стояли у истоков театра «Жастар». Чем отличается фирменный стиль спектаклей режиссера Нурканата Жакыпбая? Расскажите, как артис­там удается одновременно петь, танцевать и выполнять акробатические трюки.

– Четырнадцать лет назад наш театр привнес на столичную сцену молодежную энергию. В наших спектаклях танцы сочетаются с песнями. Фирменный стиль нашего режиссера за короткое время стал узнаваемым. Нурканат Жакыпбай ставит спектакли так, чтобы зрители получили эмоциональный заряд. Сегодня публика видит много спектаклей в Интернете, смотрит постановки зарубежных театров. В связи с этим важно, чтобы зрители от нас не отвернулись. И мы стали заменять слова песнями, иногда переходим на язык пластики. Наш мастер ставит спектакли понятные не только молодежи, но и старшему поколению. Само название «Жастар» связано с тем, что актеры должны быть молоды душой. У нас в труппе есть возрастные артисты, Нурканат-ага уже за 70 лет, но он молод душой. Это означает, что его сердце бьется в одном ритме с молодежью, он мыслит в соответствии с тенденциями нынешнего времени. Если после просмотра спектакля человек пенсионного возраста почувствовал себя на десять лет моложе, то театр справился со своими задачами.
– Помните ли вы свое первое знакомство с театром, ведете ли подсчет своих ролей?

– Будучи студентом впервые побывал на спектакле «Пара» («Взятка») по мотивам произведения Гоголя «Ревизор» в Казахском государственном академическом театре драмы имени М. Ауэзова. Сам впервые дебютировал в качестве исполнителя главной роли на третьем курсе в национальном мюзикле «Козы мен Баян». Позже мы перенесли сюда четыре студенческие постановки: «Ревизор», «Козы мен Баян», «Шынгыс хан» и «Махаббат миниатюралары». Некоторые из этих спектаклей до сих пор идут на нашей сцене. Получилось так, что «Ревизор» стал визитной карточкой нашего теат­ра. Благодаря этой постановке мы сплотились как творческий коллектив. За создание образа Хлестакова меня несколько раз награждали призом за лучшую мужскую роль.

Все знают, что образ Гамлета служит этаким индикатором мастерства актера. Перед началом карантина мы успели сыграть экспериментальный спектакль «Принц» всего один раз. В связи с этим пока не кладу роль Гамлета в свою копилку, так как до сих пор нахожусь в поисках идеального перевоплощения. Мы немного адаптировали произведение Шекспира для казахскоязычных зрителей и погрузились в древнюю сакскую историю.

– В чем заключается ваш метод работы с актерами в качестве режиссера?

– Для меня первостепенна актерская профессия, поэтому нисколько не тревожусь и не огорчаюсь по поводу того, что поставил всего 5-6 спектаклей. Коллеги верят в меня, доверяют моему художественному вкусу, потому что я со студенческих лет помогал своему педагогу при подготовке новых постановок. Насчет дисциплины с актерами проблем не возникает. У нас все в труппе с удовольствием играют, любят создавать новые образы. Мы еще не достигли того уровня, чтобы артисты убегали от работы. К сожалению, в каждом театре рано или поздно эти факты возникают. Профессия режиссера сама по себе эгоистичная. Он хочет, чтобы все слушались, поддерживали его позицию, его мнение. Сложно описать это словами. Одновременно, как творец, получаешь большое удовольствие, когда реализуешь свои мысли и идеи, касающиеся литературного материала.

– Существует ли творческая конкуренция между артистами в театре «Жас­тар»?

– 90 процентов нашего творческого коллектива – выпускники Нурканата Жакыпбая, поэтому у нас складываются практически родственные отношения. Когда к нам приходят новые актеры, то мы принимаем их как братьев и сестер. Наоборот, нужно радоваться, если появляется человек, который сможет тебя заменить. Нам нужны люди, которые будут обгонять, наступать нам на пятки. А если приходят артисты слабее, то театр не будет расти. Ничего вечного не бывает. Когда на одну роль ставят двоих актеров, то невольно идет сравнение. В таком случае нет категории лучше или хуже. Конечно, бывает творческое соперничество между молодыми неопытными актрисами. Это происходит в частности и оттого, что в театре женских ролей мало, мужских гораздо больше. В любом случае, потом все придет в правильное русло. Если репетиции негативно воздействуют на артис­тов, то это отражается на качестве спектакля. Во время творческого процесса не должно быть ругани, приветствуется только творческий спор.

– Вы сыграли главные роли в популярных кинофильмах и сериалах «Алдар Косе», «Жаужүрек мың бала», «Путь лидера», «Брат или брак», «Казбат», «Ән-аға». Насколько отличается создание образов в кино и театре?

– Я долго и тщательно отбираю предложения, которые поступают, поэтому часто не снимаюсь. Если роль мне действительно интересна, только тогда даю согласие участвовать в проекте. Каждый из этих образов оставил в душе теплые воспоминания.

Специфика такова, что в театре на подготовку из-за репетиций уходит довольно много времени, а в кино можно выбрать удачные дубли. Повторюсь, что дорожу всеми своими проектами. Однако могу выделить мой первый сериал «Алдар Косе», который быстро сделал меня известным артистом. При подготовке к сериалу «Ән-аға» слышал много историй о композиторе Шамши Калдаякове, постарался передать его внут­реннее состояние, боль, страдание, любовь к музыке, чистоту и широту души короля казахского вальса.

Перед съемками собирал информацию из книг, Интернета, много общался с его друзьями, но все-таки сложно делать образ по рассказам. Специально для этого сериала научился играть на мандолине. Как получилось, судить зрителям. Мы предложили новому поколению зрителей собственное видение биографии композитора. Возможно, музыка Шамши Калдаякова поможет молодежи проявить патриотизм, потому что надо гордиться такими выдающимися соотечественниками.

– Каким образом раскрывается молодежная тема в популярном спектакле «Алғашқы махаббат», где вы выступили режиссером?

– Премьерный спектакль «Алғашқы махаббат» по комедийной пьесе Каната Жунусова мы поставили в 2014 году. Эта легкая и добрая постановка родилась всего за двадцать дней. Там звучат мои авторские песни. Я люблю этот спектакль, так как он вызывает ностальгию по моим школьным годам. Современные ученики такого специфического юмора уже не понимают. Спектакль наполнен воспоминаниями о школьных годах, первой любви, невинными детскими чувствами старшеклассника к молодой учительнице, искрометным юмором. Эти персонажи даже ругаются без агрессии и негатива. В то время сложно было признаваться в своих чувствах, в отношениях присутствовала некая романтичность. Конечно, со временем многое меняется. Актеры из начального состава взрослеют, на смену приходят новые молодые артисты.

Мы хотим, чтобы зритель пришел в театр и позабыл о пов­седневных заботах на два часа. У каждой постановки свои задачи. Некоторые спектакли рассказывают жизненные истории, другие заставляют людей посмеяться или поплакать, воспитывают публику, показывают в неприглядном свете людские пороки. Репертуарная политика должна учитывать разные вкусовые предпочтения аудитории.

 

Метки

Дана Аменова

Журналист

Похожие статьи

Закрыть