НовостиОбщество

Жизнь после детского дома

Как складывается жизнь выпускников детских домов, удается ли им найти постоянную работу и обрести крышу над головой? Почему процент обеспечения жильем детей-сирот до сих пор остается низким? Этими и другими вопросами задались депутаты маслихата на очередной сессии по вопросам обеспечения госполитики по защите прав детей-сирот.

По официальным данным, в столице 838 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Из них 184 ребенка воспитываются в интернатах, в семьях – 654. Об этом рассказал заместитель акима столицы Нурлан НУРКЕНОВ.

– Вместе с корпоративным фондом «SOS Детская деревня Казахстан» продолжается работа по постепенному переводу детей из постоянных групп центра в «SOS Детская деревня Астана» для дальнейшего воспитания в условиях семьи. За два года перевели 40 детей, до конца этого учебного года переедет еще семь детей. Также большое внимание уделяем развитию системы гостевой семьи, в которых кандидат по договору забирает ребенка на выходные, в праздники и на каникулы домой, – сказал он.

В городе работают три школы приемных родителей, где желающие усыновить ребенка проходят обучение продолжительностью три месяца. За последние два года школа выпустила 260 кандидатов в приемные родители. Но так как желающих принять ребенка в семью в столице много, то в очереди на обучение в школу приемных родителей стоит более 200 человек.

За последние два года в столице долгожданную семью обрели 66 детей, 82 ребенка вернулись к биологическим родителям.
– На каждого ребенка открыты депозиты в Отбасы банке, куда поступают средства от пособий. Такие депозиты открыты на 54 детей, 48 воспитанников имеют образовательные депозиты. В очереди на получение жилья из государственного жилищного фонда состоит более 2700 воспитанников. В этом году жилье получили 14 выпускников. Отмечу, что в 2019-м у нас было 127 получателей квартир, в 2020-м – 121. В 2021-м году планируем увеличение этого количества, – сообщил Нурлан Нуркенов.

Он утверждает, что трудоустройство выпускников учреждений для детей-сирот за последние три года составило 100 процентов.
Сразу несколько важных проблем, касающихся детей-сирот, на заседании подняла депутат маслихата Ляззат РАЗБЕКОВА. Она считает, что следует создать единую базу данных детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, ведь сегодня никто не может привести точную статистику.

– На контроле столичного Управления образования находится свыше 800 детей-сирот до 18 лет. За их проживание, питание можно не переживать, работа в этом направлении поставлена. Что касается детей-сирот от 18 лет и старше, никто не занимается вопросом их трудоустройства, проживания и питания. Считаю, что контроль за детьми-сиротами от 18 до 29 лет (постинтернатное сопровождение. – Прим. ред.) следует возложить на Управление по вопросам молодежной политики столицы. Для этого есть нормативные правовые акты, – предложила она.

Статистика по обеспечению жильем

Вопросом номер один по-прежнему остается обеспечение жильем детей-сирот. Этот показатель в столице остается низким. Депутат маслихата привела в пример опыт Туркестанской и Восточно-Казахстанской областей. По ее словам, у более чем 50 процентов детей-сирот есть свое жилье. Для этого в регионах разработали целый комплексный план, и в его реализации участвуют все госорганы.
– Показатель обеспечения детей-сирот жильем в столице необходимо увеличить хотя бы на 10-15 процентов. Для этого госорганам следует разработать комплексный план, – считает Ляззат Разбекова.

Она отметила, что, к сожалению, в большинстве случаев каждый госорган видит решение социальных проблем только в своем аспекте. Поэтому часто можно услышать такие ответы: «Этот вопрос не относится к нашей компетенции», в то время как отдельно взятая проблема так и остается нерешенной.

Низкая зарплата сотрудников детских домов

Другой острый вопрос – низкая зарплата сотрудников учреждений для детей-сирот. Депутат привела конкретный пример. В детском доме столицы старшая медсестра с 35-летним стажем работы получает всего 80 тысяч тенге.

– Оказание помощи нужно начинать с воспитателей, учителей и медицинских работников. Воспитатели заменили детям родителей, подарили чувство дома. Мы знаем, что этим вопросом (повышение зарплаты. – Прим. ред.) занимаются Министерство образования и науки и Министерство здравоохранения. Однако неизвестно, когда решится эта проблема. Предлагаем рассмотреть вопрос повышения заработной платы этих сотрудников, – сказала Ляззат Разбекова.

Она озвучила другой животрепещущий вопрос, касающийся самых маленьких воспитанников детских домов.

– Первый человек, которого видит малыш, – воспитатель. Для него это самый близкий человек, он считает ее своей мамой, семьей. А что мы делаем? Как только малышу исполняется четыре года, отправляем его в детский дом или в специальные учреждения для детей с ограниченными физическими возможностями. Так ребенку наносится психологический стресс. Как специалист в этой сфере и как педагог, хочу отметить, что для детей отрезок жизни от года до шести лет очень важен. Именно в это время закладывается фундамент будущей личности. Также часто бывает, что вместе в детских учреждениях живут дети из одной семьи, их не нужно разлучать, – говорит Ляззат Разбекова.

Чтобы решить важную проблему и дети с момента поступления из роддома и до шести лет могли находиться в одной среде, депутаты выступили с предложением предусмотреть выделение дополнительных средств из бюджета.

Другой вопрос – качество инклюзивного образования. Здесь ситуация удручающая.

– В специальных детских домах дети с особыми потребностями живут вместе со здоровыми детьми. Они учатся у последних есть самостоятельно, играют вместе. А мы берем особенного ребенка и переводим в учреждения для детей с ограниченными физическими возможностями. Таким образом, нарушаем сразу несколько законов, – считает депутат маслихата.

По обсуждаемой теме высказался и депутат маслихата Владислав СЕРГЕЕВ. Он отметил, что сегодня нет четкого понимания того, сколько бывших воспитанников трудоустроено, где и в каких условиях они живут.

– Мы видим, что большая работа проводится, пока ребенок находится в интернате, а затем поступает учиться. В это время он обеспечен жильем и питанием. Но после окончания учебного заведения воспитанник сталкивается с проблемой, где жить и работать. Мы же понимаем, что это группа риска. У них нет родственников, чтобы обратиться в трудную минуту. Поэтому повышается риск совершить правонарушение или попасть под чье-либо негативное влияние, – говорит он. – Стоит определить координирующий орган, чтобы отслеживать трудоустройство и проживание бывших воспитанников, ведь их не так много. Извечный вопрос – регистрация. Может быть, пока они не получат квартиру, пусть будут прописаны в интернате или по первоначальному месту учебы, в общежитии?

В этом году в городе планируют запустить службу психологического сопровождения для детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

– Планируется расширить территорию проекта «Интегрированная семья» с выходом семьи в город, а также заключение меморандумов с бизнес-структурами в рамках проекта «Планирование жизни и карьеры детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», – сказал на заседании Нурлан Нуркенов.

Метки

Похожие статьи

Закрыть