Горожане

Знакомьтесь, волшебник!

В динамичном потоке жизни людям порой так не хватает положительных эмоций, радости
и улыбок. Хорошим способом вернуть яркие моменты в череду скучных будней могут стать… фокусы. Подробнее про это увлекательное занятие рассказал астанчанин Игорь ОВСЕЙЧИК.

– Как давно вы стали фокусником?
– Наверное, по-серьезному лет с 18-19. Началось все с книг. Как-то я увидел издание Юрия Никулина «Почти серьезно» про цирк. Там была глава, посвященная иллюзионистам. К тому времени я уже научился жонглировать и принял для себя решение стать фокусником.

Через какое-то время на просторах Интернета уже начали появляться видео с фокусами, заказал болванки из России, потому что качество сигнала тогда было очень слабым и картинка очень долго грузилась. Как пришли мои диски, начал изучать манипуляции с монетками, картами и другими предметами.
Участвовал в чемпионатах по манипуляциям с картами и выиграл один из таких конкурсов в 2012 году. Но тогда это были не то чтобы фокусы, а нужно было показать мастерство владения, раскладывания карт, делать вееры, ловить в воздухе и многое другое. Тогда любовь к этому делу стала еще больше.

Чуть позже решил принять участие в шоу на российском телевидении «Удиви меня», дошел до финала.

Пришлось уйти с работы и полностью посвятить свою жизнь творчеству.

Первое время не снимал свои фокусы, даже практиковал уличные выступления, это было очень модно. Разучивал новые манипуляции, выходил на улицу и знакомился с прохожими. Тогда не было мобильных телефонов, все делалось не ради снимков, а ради эмоций. Да и если сравнить то время и сейчас, люди тогда реагировали более живо и эмоционально, это направление только набирало популярность, мало кто об этом знал. У людей фокусы ассоци­ировались с именами Амаяка Акопяна, Дэвида Копперфилда, это были звездные шоу.

Сейчас же люди приглашают фокусников на разные семейные мероприятия, банкеты, дни рождения, свадьбы, просто поднять настроение ребенку, например.

– Что чаще всего вы используете в своих фокусах?
– Кубик Рубика, чужие телефоны, карты, эмоции зрителя и многое другое. Вообще, зритель – самый большой реквизит. Очень многое можно сделать с маркером и визитками. Например, угадать имя, написать предсказание, сумму. Сотовые телефоны вообще универсальный вариант. Были ситуации, когда карты дома забывал и практически все показывал при помощи смартфона.

– Случаются ли форс-мажоры, интересные ситуации?
– Конечно, можно сказать, регулярно: пьяный зритель, фокус не получился, бывают необычные заказы. Интересно работать на традиционных, народных мероприятиях.

Я помню, как-то раз позвали домой, чтобы поднять настроение ребенку. Мальчику сделали обрезание, он лежал очень грустный на кровати. Но даже здесь удалось подарить ребенку улыбку.

Самое главное, если что-то не получается, не теряться и легко к этому относиться. Неважно, что происходит, наоборот, нужно извлекать плюсы из каждого фокуса. Если что-то пошло не так, можно пойти по обходному пути. Главное, делать все уверенно.

– Чему сложнее научиться в фокусах?
– С картами, мне кажется, проще. С ними можно тренировать, отрабатывать разные техники. А вот с предметами труднее. Пока я научился собирать кубик Рубика, наверное, месяц прошел. Но могу сказать одно: самое сложное – научиться работать на большой публике. Показать фокус – это полдела. А вот как разговаривать со зрителем, поймать контакт, куда встать, как передвигаться, держать микрофон, – все эти маленькие нюансы со временем доходят до автоматизма.

– Вы можете составить свой личный топ фокусов: самый трудный, самый легкий, самый интересный?
– В нашем искусстве есть такой момент: то, что может выглядеть эффектно в теории, очень просто в технике исполнения. Потому что идет смещение на эффект. Ты можешь потратить годы, чтобы идеально доставать карты из-за руки, а тебе скажут: «Я не знаю, как у тебя так получается, но она же у тебя там спрятана». Человек может не оценить сложность.

Можно показать фокус, как подписанная монета оказалась в бутылке, и пусть все удивляются, как она прошла через узкое горлышко. И это запомнится зрителю. Или вот еще, зритель может прийти домой и рассказать, что фокусник отгадал пароль от телефона, и все скажут «вау». Но на самом деле зритель не обратил внимания на более сложный трюк, когда фокусник взял четыре дамы и туза, а потом они поменялись местами. Это людям кажется размытым и скучным.

Свой топ фокусов у меня, конечно, есть. Затратно по времени было научиться собирать кубик Рубика, но когда я его сейчас показываю, это самый простой фокус. Среди эффектных – согнуть подписанную монету. Это была та манипуляция, за которую люди меня долгое время вспоминали. Встречал тех, кто мне говорил «5 лет назад вас встречал и до сих пор ношу в кошельке монету с вашего выступления».

Самый любимый трюк – угадать имя человека. Обычно люди пишут имена близких. А потом я достаю из портмоне визитку с фразой, к примеру, «Карина, передайте привет Андрею». Либо когда я угадываю человека из зрительного зала. Сажаю всех по очереди, а загаданный человек остается стоять.
Очень нравится работать с телефонами или угадывать число на калькуляторе. Бывают странные ситуации. Например, позвонил незнакомый человек и попросил, чтобы я узнал пароль на телефоне, который он забыл. Хотя я не знаю человека и не видел в глаза телефон.

– Кто из публики более эмоционально реагирует на ваши выступления?
– Дети – это самая благодарная и в то же время самая сложная аудитория. Если ребенок, например, что-то заметил или видел секреты в Интернете, он молчать не станет. Только достанешь карты, а он скажет, что видел уже. Хотя фокусов с картами очень много.

А если говорить о взрослых, для меня самая удобная публика – 30-40-летние люди. Я с ними очень быстро нахожу контакт. 18-летняя молодежь замечательно реагирует.

Бабушки и дедушки – самая сложная публика. Но и к ним нашел подход. Начинаешь работать с внуками – они смеются. Взрослое поколение в этот момент тоже начинает радоваться, аплодировать.

– Чему бы вы еще хотели научиться?
– Красиво двигаться на сцене с хорошей осанкой. За все время работы я понял, что моя сильная сторона – умение шутить и сохранять внимание зала, держать контакт с большой аудиторией. Иногда просматриваю свои выступления и понимаю, что здесь можно было иначе встать, здесь добавить движений.

Из жанров хотелось бы прокачаться еще больше по ментализму. Если объяснить попросту, то это демонстрация сверхспособностей – чтение мыслей или предсказание по типу Ванги, суперпамять. Фокусы – про предметы, а ментализм – про личность, что тебе не важно, какие предметы, а ты все равно угадаешь.
Для меня в этом направлении кумиром №1 является менталист Деррен Браун, он очень популярен в Англии. Человек на все руки мастер, все сценические выступления, реквизит и т. д. продуманы до мелочей. Каждый год он делает новый концерт. Если посмотреть его самый первый концерт в Англии, то это был набор трюков. На тот момент это было очень здорово. Но потом он поменял подход и сейчас ставит целые театральные постановки: начало кольцуется с концовкой, какие-то моменты могут повторяться за 1,5 часа выступления. Таких иллюзионистов можно пересчитать по пальцам.

– Тяжело вас удивить?
– Да, часто бывает так, что я уже заранее знаю, чем это закончится. Должен, наверное, произойти разрыв шаблона в хорошем смысле этого слова. Но если такие моменты все-таки наступают, я радуюсь как ребенок.
По большому счету мое искусство – это возможность для взрослых почувствовать себя ребенком на какое-то время, очутиться в другой реальности, в моменте волшебства. На самом деле это очень сильные и яркие эмоции. Чувство новизны плюс удивление дают симбиоз того, что произошло что-то необычное и день прожит не зря.

Фото из архива Игоря Овсейчика

Метки

Похожие статьи

Закрыть