Горожане

Наш милый доктор

В столице сосредоточена сеть ведущих республиканских клиник страны, стационаров, многопрофильных больниц, амбулаторно-поликлинических комплексов. И за каждым медицинским учреждением — ежедневный кропотливый труд людей в белых халатах, которым доверяют свою жизнь пациенты. В третье воскресенье июня они принимают поздравления с профессиональным праздником.

Агабек ЧИКИНАЕВ — ортопед-травматолог, один из востребованных детских врачей в нашей стране. У него множество благодарных пациентов, которым он подарил возможность двигаться
и радоваться жизни.

Говоря о его таланте врачевания, наверное, нужно начать рассказ с самого главного в карьере Агабека Алибековича — об отделении ортопедии и реабилитации многопрофильной городской детской больницы №2, которым он сейчас заведует, и организованной здесь школы врачей будущего поколения. Это первое, о чем с нами поделился собеседник.

Наше отделение
Отделение ортопедии и реабилитации многопрофильной городской детской больницы №2 открылось в 2014 году. Это одно из первых отделений в городе, где на бесплатной основе проводят уникальные операции детям с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Сюда съезжается детвора со всех уголков республики, более 1500 маленьких пациентов на данный момент получают лечение. В год здесь рассматривают около 800 разных случаев.

— Когда мы приступили к созданию отделения, первым делом был сформирован пул квалифицированных врачей с определенным опытом и багажом знаний, которых пригласили из разных учреждений. Основным направлением нашей деятельности является лечение врожденных пороков развития у детей от 0 до 18 лет в области костно-мышечного аппарата верхних и нижних конечностей, тазового кольца, ряда пациентов с приобретенными пороками на фоне нейроортопедических расстройств, таких как ДЦП, спина бифида, а также травм в результате ДТП, падений, ожогов и различных хирургических вмешательств, — рассказывает врач.

Идея заключалась в том, чтобы дать возможность пациентам проходить лечение внутри страны.

— Нами была проделана большая работа для того, чтобы перенять и внедрить опыт, достижения современной медицины таких стран, как Литва, Израиль, Польша, Германия, Беларусь, Турция, Россия. Это страны с наиболее популярными клиниками, куда часто обращается за платным лечением наше население. Мы хотели сломать эти устои и показать, что качественная медицина возможна и в нашей стране. Для этого мы выучились у зарубежных коллег, мировых специалистов.

Другие такое только в книгах видели

— Мы работали с наиболее сложным контингентом — пациентами, от которых многие отворачивались. Чаще всего это были дети из асоциальных семей или имеющие генетические аномалии, недоношенные малыши, выхаживаемые в больнице, с церебральным параличом, контрактурой, различными деформациями. Кроме того, мы столкнулись с редкими патологиями, которые в других странах давно не встречаются или описывались когда-то в учебных материалах. У нас же они до сих пор есть. Эти пациенты рассредоточены по всей стране, и никто не думал, что их так много.

В развитых странах патологии у ребенка выявляют задолго до рождения, делают необходимые операции, пока он находится в утробе матери, или назначают лечение в раннем возрасте без хирургического вмешательства посредством массажа и других методик. У нас же ситуация другая. Люди могут не замечать дефектов годами. Однако процесс пошел, следовательно, есть результаты.

Безграничные возможности человеческого организма

— Раньше было так заведено, что используемые в лечении металлические конструкции нам были просто недоступны, — продолжает собеседник. — Поэтому много лет врачи самостоятельно пилили, собирали их и внедряли в человеческий организм. Конечно, сегодня так делать нельзя. Мы давно отошли от такого первобытного метода врачевания. Все это отдано другой науке, другим специалистам. Сегодня мы используем сертифицированные продукты, которые прошли все международные стандарты и комиссии.

А когда ты говоришь, что исправил искривление с помощью такого метода, тебя никто всерьез не воспримет. Пора забывать о напильниках, наковальне.

У меня есть целая коллекция металлических конструкций, которые были когда-то вставлены пациентам, и мы заменили их на более современные. Когда видишь эти экспонаты, удивляешься безграничной возможности человеческого организма с помощью таких методик выздоравливать, восстанавливаться и поддерживать активность.

Учим лечить

— Сформировав определенный кейс работ с редкими случаями заболевания, наша команда врачей стала выступать на различных научных конференциях и симпозиумах. Нельзя не сказать о большом интересе со стороны наших зарубежных коллег. Бывало, мы выступали по часу на конференциях, прикладывая снимки и результаты лечения пациентов и отвечая на многочисленные вопросы. После многие присутствующие на встречах выражали желание посетить наше отделение и принять участие в операциях, лечебном процессе.

Они хотели воочию увидеть случаи, о которых читали в учебных материалах. Так, к нам на обучение стали приезжать коллеги из Москвы, Санкт-Петербурга. Я считаю, это большое достижение. Один из важнейших пунктов в нашей профессии — общаться с коллегами, учиться друг у друга и расширять границы. Чем наша профессия хороша, так это тем, что нет языковых барьеров — медицинский язык понятен. Например, знание определенного уровня английского языка позволяет спокойно общаться со своими зарубежными коллегами.

Так, набравшись достаточного опыта, на базе отделения мы организовали школу подготовки, специализации и обучения наших коллег из регионов страны. Сегодня школа приобрела статус международного уровня.

Передаем опыт регионам

Агабек Алибекович и другие его коллеги, специалисты школы, выезжают в регионы для повышения уровня медицины в местных больницах и поликлиниках.

— Изначально коллеги из регионов приезжали обучаться в столицу два раза в год. Мы расширили эту работу, стали выезжать и организовывать мастер-классы с целью обучения на местах, чтобы пациенты могли получать лечение в местных больницах, конечно, за исключением редких и тяжелых случаев. Эта работа также имела определенный успех. Больницы стали закупать необходимое оборудование, лечить детей на местах.

Призвание по наследству

Наш собеседник — выходец из Костанайской области. Рос в большой семье, в которой уже были врачи, а глава семейства, дедушка, разбирался в народной медицине. С определением будущей профессии, по словам Агабека Чикинаева, трудностей не возникло.

— Наш дедушка занимался животноводством, сельским хозяйством. У него была склонность к народной медицине, он был костоправом. Хорошо помню, как к нему обращались за помощью трактористы, механизаторы, работающие на сельскохозяйственных машинах. Он накладывал шины, готовил их к транспортировке, если была такая необходимость. Помимо этого, в семье так завелось, что его дети, мои дяди и тети, учились в столице, так как здесь находились медицинское и сельскохозяйственное училища. Так мы и определились с профессиями: одни пошли в медицину, другие — в сельхозинститут. Династия врачей сформировалась и растет до сих пор.

Первая операция

— Я отучился на травматолога-ортопеда, должен был работать со взрослыми. Но так получилось, что во время моего выпуска развалился Советский Союз, начала формироваться наша столица, у врачей не было никаких сертификаций, не было градаций. Куда попадешь, там и будешь работать. Вернулся на родину, в Костанай, меня временно определили в детское отделение. За это время я сблизился с коллегами, меня стали понемногу обучать детской ортопедии. Учился я быстро. Делал многое, чего не делали мои однокурсники в столице — их еще не допускали к такой работе. А там, куда я устроился, работа кипела. Врачи не жадничали, старались обучить молодежь, чтобы мы могли помочь по мелочам.

Через какое-то время меня поставили на первую операцию — нужно было удалить металлоконструкции после перелома голени. Мне доверили операцию от начала до конца. Я впервые держал скальпель, будучи официально в штате больницы и получая за это зарплату. Это сейчас, с опытом, с ходу вижу, что да как, а тогда очень переживал и не понимал, как пройтись лезвием ножа, чтобы не затронуть жизненно важные органы и не навредить.

У каждого хирурга есть своя операционная медсестра. Это помощник, от которого зависит твое становление как врача. Так вот в тот момент именно медсестра меня поддержала и успокоила. Под ее руководством я провел операцию, она подсказывала, что и как делать. Я благодарен ей по сей день, она внесла свою лепту в мою врачебную деятельность. Очень гордился этой операцией и первым шурупом. Затем постепенно втянулся и, проработав 7 лет в Костанае, переехал в Астану. Хотел развиваться дальше, заниматься наукой. Думаю, это было правильное решение. Приняв его позже, я бы уже не смог сделать многое из того, чего достиг к этому моменту.

Дети — это праздник

На вопрос, сложно ли работать с детьми, Агабек Алибекович отвечает, что его больше пугает работа со взрослыми.

— Работа с людьми всегда сложная. Нужно уметь слушать, прислушиваться, договариваться. Даже работая с детьми, нас, взрослых, два человека и один ребенок, тогда как со взрослым ты, он и его проблема. Но с детьми, я считаю, работать куда легче, чем со взрослыми. Это совсем другие эмоции. Да и атмосфера в детском отделении другая. Что ни день — какой-нибудь праздник: отмечаем дни рождения, режем путы, проводим обрезание, тіл ашу, пошли в школу или окончили сад.

Есть дети, которые поступили совсем крошечными, а выросли на наших глазах. Время летит. Вот ребенку 6 месяцев, а потом ей или ему уже 5 лет, затем 18, и он уходит из детского отделения во взрослое или приводит уже на лечение своих детей.

Есть среди них те, кто до сих пор помнит, передает подарки, поздравляет с праздниками. Есть те, кто выбрал медицину и сам стал врачом.

Наша профессия  требует терпения

В нашей сфере, если только хорошо работать, можно создать быт, поднять социальный уровень своей семьи, зарабатывать достаточно. Однако все приходит с годами. Нужно пройти все этапы: от зарплаты к зарплате, поликлиническая работа, первая группа пациентов. Потом ты начинаешь контролировать более серьезный процесс, и так ты растешь. Верно говорят: врач раскрывается к 45 годам, экономический эффект он чувствует в 50 лет и старше. Тут нужно терпение. Много молодых врачей в силу своего характера горят желанием добиться всего и сразу, оттого перегорают на ранних этапах, а в более зрелом возрасте уже не хотят учиться.

Важно довериться времени и работать на совесть, чтобы в будущем ты сам и твои дети гордились тобой, а пациенты были довольны.

Медицина — ответственная работа, не всем она по зубам. Многие не находят себя и всю жизнь остаются неудовлетворенными, ищут себя в других сферах.

Когда я встречаюсь со студентами, резидентами, я говорю им одно: учитесь работать руками. Конечно, медицина тоже делится. Есть врач — организатор здравоохранения, который понятия не имеет о лечебном процессе, есть врачи-статисты, есть категория, которая занимается экономической частью, занятая в основном протоколами, бумагами. Другие — только лечебники, державшие всю жизнь скальпель и не понимающие ни статистику, ни экономику. Однако врачу важно уметь лечить руками и головой, и только тогда он будет удовлетворен своей деятельностью.

Дорогу молодым

Агабек Алибекович в своей профессии 25 лет. Говоря о планах на будущее, признается, что в скором будущем готовится передавать пациентов младшим коллегам.

— В мои года у врача самый расцвет в карьере. Это такой возраст, когда можно еще лет 5-7 оперировать, а затем нужно переходить на другие должности, консультировать молодых, делиться опытом. Потому что возраст дает о себе знать. Очень редко бывает, когда хирург в 70 лет оперирует не хуже, чем молодой специалист. Он имеет только одно —
опыт, по одному снимку может многое сказать. Всему отделению легче работается, когда есть такой человек.

Мы сделали все, что могли, пора уступать дорогу молодым и передавать им накопленный опыт и знания. Старались работать честно, на совесть, иногда приходилось жертвовать временем для собственных детей ради внимания к своим пациентам. Такова наша работа! — завершает беседу Агабек Чикинаев.

Фото Василия КРАСЬ

Статьи по Теме

Back to top button