НовостиОбщество

Рукописи не горят

Во все времена были книги, которые уничтожить не могли никакие силы, хотя их пытались запрещать, изымать, сжигать. К ним относятсяи те драгоценные раритеты, что хранятся сегодня в едином фонде редких книги рукописей Республики Казахстан.

Ценные экземпляры

Ведущим специализированным научно-исследовательским центром в области изучения книжных памятников в Казахстане является Национальный центр рукописей и редких книг, расположенный в центре столицы — по бульвару Нуржол, 12.
В его архивах сегодня насчитывается около 7000 экземпляров на казахском, русском, иностранных, преимущественно восточных языках. Фонд рукописей составляет 300 экземпляров и 500 тысяч в цифровом формате. Они охватывают области средневековой науки и культуры Казахстана и восточных стран по истории и культуре ислама, исламским наукам, суфизму, по географии и философии, грамматике, медицине. Написаны на арабском, персидском, чагатайском, общетюркском языках и относятся к XII-XVIII векам.

Казахская письменность

— Как известно, в истории казахской письменности выделяются шесть письменностей: руническая, древне-тюркская, арабская, төте жазу, латиница и кириллица, — возвращает в историю руководитель организации работ выставочного и читального зала Национального центра Жанна ТАУЕКЕЛОВА. — Большинство памятников древнетюркской письменности найдено в Средней Азии. Тюркский был языком межнационального общения на большей ее территории. Например, при монгольских ханах Батые и Мунке международная переписка, помимо монгольского, велась и на тюркском.

— Богатая коллекция восточных рукописей по истории, географии, медицине, философии, религии и языкознанию собрана в разделе «Рукописи и книги на арабском языке», — продолжает гид. — Самой ценной реликвией коллекции считается «Шарх Фатх аль-Кадир мага такмилати натаиж аль-афкар», что в переводе «Пояснения об исламском праве». Книга состоит из 4 томов и написана в 1875 году.

В следующем разделе представлены ценные реликвии, вышедшие на алфавите төте жазу, сделанном на основе арабского языка Ахметом Байтурсыновым. Төте жазу использовался в Казахстане с 1912 по 1926 год.

— Этот алфавит до сих пор применяется казахами, живущими в Китае, Афганистане и Иране, — отмечает специалист.

Особое место в истории казахской письменности занимает латинский алфавит. Он, как известно, использовался еще в прошлом веке — по постановлению Совета народных комиссаров с 1929 по 1940-е годы. В архивах центра хранятся учебники и учебные пособия, а также художественная литература тех лет.

Очень интересно разглядывать на стеллажах своды законов времен Российской империи. В сборниках можно обнаружить законы касательно раздела казахских земель и их передаче Российской империи, которые писались при Петре I и Екатерине II, статьи законов касательно казахского государственного устройства при Абулхаир хане.И, наконец, целый раздел выставочного павильона посвящен письменным источникам на кириллице, история которой началась с 13 ноября 1940 года.

Книжный госпиталь

Рукописи не горят, но ветшают.

— В Национальный центр рукописей и ценных книг документы поступают из республиканских и международных институтов и учреждений, а также частных коллекций. В основном они датируются XVII-XVIII веками, многие из них пришли в негодность, стали ветхими и проходят реставрацию, — отмечают специалисты центра.

И тогда их лечат и возвращают к жизни в уникальной лаборатории при центре, которую сотрудники иногда между собой называют book hospital — книжный госпиталь. Лаборатория реставрации и консервации появилась в 2018 году, через год после основания центра. Она уникальна и не просто единственная в стране: о такой, говорят, могут пока только мечтать многие наши соседи по СНГ — оборудование итальянское, немецкое и российское.

Профессии реставратора, увы, сегодня почти нигде не учат. Столичные специалисты — бывшие историки, художники декоративного искусства — набираются мастерства в Иране, Южной Корее, Армении. В Армении, к слову, практикумы проходят во всемирно известном Институте древних рукописей Матенадаран, он находится в Ереване. Для информации: в его фонде хранятся Библия I века нашей эры от Рождества Христова и редкие свитки Торы.

— В наш центр древние книги поступают также из частных фондов, — рассказывает руководитель лаборатории реставрации и консервации Сырым БОТАБЕКОВ. — Кто-то дарит. Как-то нам привезли Коран 1280 года по хиджре — это 1863 год по современному летоисчислению. Мечеть «Нур Астана» подарила редкие восточные книги, они касаются шариатских законов и толкования Корана.

Секреты реставрации

На реставрацию может попасть любой ценный документ — книга, нота, рукопись, карта, фотография, просто лист письма. И первым делом документ проходит фотофиксацию — вид до и после.

— После регистрации документ укладывается в целлофан, откуда выкачивается кислород и загоняется инертный газ — для того, чтобы все микроорганизмы, жизнедеятельность которых зависит от кислорода, погибли. Кстати, раньше в мировой практике для этого использовали формалин, это было очень опасно для здоровья. Сегодня вся мировая реставрационная практика постепенно переходит на инертный газ, он безвреден, — раскрывает секреты Сырым Ботабеков. — Итак, в целлофан закачивается инертный газ на три-четыре недели, чтобы убить все личинки, которые скопились на раритете. Это как карантин. После этого проводится очистка на вакуумном генераторе, где со страниц выдувается скопившаяся веками пыль. И снова очистка, но теперь полистная, с помощью обычной кисточки.

— Дальше измеряется уровень кислотности бумаги, и если он кислый, необходимо его нейтрализовать в специальном растворе в ванночке размером метр на полтора. Здесь промывается постранично каждый листок: промокаем, утопляем и высушиваем. На сушку уходит 2-3 дня, — продолжает собеседник. — Для дальнейшей реставрации раритета используется мучной клей, который мы готовим сами на пару. Рецепт испытан веками: мука, дистиллированная вода, желатин, глицерин, антисептик. Получается замечательный ручной клей, главное, безвредный.

Бывает, что страницы древнего документа хорошо сохранились. Но чаще всего утраты составляют 30-40 процентов. И тогда на помощь приходит волшебная бумага.

— Мы используем специальную белоснежную японскую бумагу, прочную и долговечную, с нейтральным Ph, которая при хранении не выделяет кислотность, — поясняет Сырым Ботабеков. — В начальном виде эта бумага белая, а древняя книга может быть желтой, коричневой, поэтому японские листы приходится тонировать натуральными красителями на травах или обычным чаем.

Работа это настолько филигранная, что шрамы на отреставрированной книге не должны быть заметны привычному глазу. После реставрации книга вновь сшивается обычным шитьем или на специальном станке на внешних шнурах.

— Сшиваем и делаем переплет. Книга может быть маленькой, но работы там очень много, — резюмирует специалист. На реставрацию одного раритета уходит до двух-трех месяцев.

Уникальный Коран

Но вот на реставрацию того самого Корана, датируемого 1280 годом по хиджре (около 1863 г.), ушло 8 месяцев!

— Коран выполнен литографским способом где-то в Центральной Азии. Книга была существенно повреждена: поверхностное загрязнение глиной, кожаный переплет имел значительные утраты, кожа отслаивалась во многих местах от картонного переплета.

Все листы были сцементированы, склеились между собой, в результате чего книга представляла собой монолитный кирпич, — рассказывает об уникальном раритете Сырым Ботабеков. — Скорее всего, книга была упрятана в годы репрессий в 20-30-е годы прошлого века, ведь Коран наряду со священными текстами других религий подлежал изъятию и уничтожению.

Для расцементирования листов специалисты лаборатории бережно завернули книгу в три слоя фильтровальной бумаги, затем в марлю, смоченную дистиллированной водой, и в полиэтилен. Каждые два-три дня открывались новые 3-4 страницы, потихоньку так раскрыли всю книгу. В реставрационных работах по переплету использовался тот самый волшебный мучной клей. Так редкий раритет вернули к жизни.

Кстати, этой весной Сырыма Ботабекова ждут в Москве с докладом об уникальной реставрации редкого Корана.
— Не боги горшки обжигают, — улыбаются по этому поводу столичные реставраторы.

Шолпан АКБАЛАЕВА

Фото Василия КРАСЬ и Сырыма БОТАБЕКОВА

Метки
Показать больше

Похожие статьи

Закрыть