История

Гордость нации – душа народа

Часто слышу мнение астанчан: притом что в столице выдающемуся сказителю установлен потрясающий памятник, тем не менее, до сих пор нет центральной улицы его имени. Да, существуют даже две улицы в городе, названные в честь поэта. Но одна из них, неухожена и, по слухам, скоро будет упразднена, другая находится на окраине, на станции 40-й. Прочитав материал деятеля культуры, историка Бахытжамал АЙТМУХАМБЕТОВОЙ о всенародно любимом акыне и помня, что в этом году отмечается 175-летний юбилей Джамбула, многие, пожалуй, согласятся, что нужно исправить это положение.

ЛЕГЕНДА ГЛАСИТ

– Выдающийся поэт-импровизатор казахского народа, сказитель Джамбул Джабаев родился 16 (28) февраля 1846 года возле горы Жамбыл в верховьях реки Чу, – начинает свой рассказ историк Бахытжамал Айтмухамбетова. – По некоторым сведениям, имя новорожденному дал его отец Джабай Истыбаев. Между тем поэт Тайыр Жароков в своих воспоминаниях приводит рассказ самого Джамбула, где он говорил, что «родился зимой 1846 года, неподалеку от реки Чу, у подножья небольшой горы Жамбы – гора эта названа так потому, что вершина ее походила на жамбы – призовой слиток золота или
серебра, по имени этой горы родители и назвали меня Джамбулом».

Джамбул рано увлекся поэзией. Сначала научился играть на домбре, заучивая песни, началось это увлечение, когда ему было лет десять, вперемежку с играми в то время, когда он пас ягнят. Он рос любознательным и хватким и позже часто вспоминал, как учился у муллы: «По совести сказать, я у этого муллы ничего не понимал. Он не мог толком разъяснить даже арабскую азбуку… Как я жалею, что
в детстве не у кого было по-настоящему учиться».

 

 

 

ЗА РУБЕЖОМ

Именем Джамбула названы улицы и переулки в России – в Санкт-Петербурге, Липецке, переулок и улица в Ижевске, улицы в Волгограде, Иркутске, Кемерово, Кургане, Нижнем Новгороде, Хабаровске, Красноярске, в Украине – в Киеве, Енакиево и Ужгороде. Установлены памятники – в Киеве, в парке Нивки,в 2002 г. в переулке Джамбула в Санкт-Петербурге поставлен 4-метровый памятник из бронзы – подарок Казахстана к 300-летию Санкт-Петербурга. В честь 170-летия поэта в столице Сербии Белграде пять лет назад открылся монумент.

БЛАГОСЛОВЕНИЕ СУЮНБАЯ

«В пятнадцать лет, – говорит поэт, – я взял в руку домбру, стал искусным иноходцем в мире поэзии, а в шестнадцать вышел за окрестность аула, в последующем уже смело выступал перед публикой». Эти слова показывают, что Джамбул в 14-15 лет, а не в 52-летнем возрасте, как указывается в некоторых источниках,
начал серьезно заниматься искусством слова, то есть становится странствующим профессиональным поэтом.

С 15 лет у него появляется смутное желание петь импровизации, и стремление это приводит его к знаменитому акыну в крае Суюнбаю. Тот жил на территории Жамбылского района Алматинской области,
был потомственным акыном-сказителем. Джамбул до конца своей жизни боготворил Суюнбая, назвав его пір, то есть кумиром, вдохновителем и образцом своих песен. Когда юный Джамбул при первой встрече с учителем закончил петь, Суюнбай благословил его, напутствуя же сказал, что пора ему сочинять свои вещи. Это была путевка в большую жизнь. Молодой певец стал импровизировать с небывалой юношеской энергией.

Ряд исследователей указывает, что в 19 лет Джамбул проводит время в среде акынов, сопровождая Суюнбая в его поездках, как младший по возрасту, он внимательно прислушивался и присматривался к своему учителю, заодно учился профессиональному мастерству – меткой характеристике, язвительной насмешке
с ярко выраженным критическим отношением к отрицательному персонажу, подспудно заучивал спетые учителем предания и сказы о батырах и биях.

АЙТЫС

Первое его крупное поэтическое состязание – айтыс – состоялось в 1881 году с известным в южном регионе поэтом-импровизатором Кульмамбетом по прозвищу Құланаяқ (букв.: куланоногий, образно: искрометный, быстрый, как скакун-кулан). Действительно, в то время Кульмамбет славился тем, что побеждал
девять акынов подряд. И этот не знающий поражений мастер, понятное дело, сначала с пренебрежением, свысока смотрел на своего 35-летнего, но все еще сравнительно малоизвестного соперника.

В конце айтыса жюри признало превосходство Джамбула.

Сразу после этого состязания в Семиречье и на юге степи о Джамбуле заговорили как об одаренном акыне.

Известно, к примеру, что Джамбул имел в репертуаре свой вариант легендарного «Шахнаме». Поражает это наследие своей разножанровостью: тут и героический эпос, и лироэпос, и восточный дастан. По своему объему некоторые из них превышают 40-50 тысяч строк, и если сложить их все вместе, то выясняется, что Джамбул держал в памяти около миллиона строк! Многие из них так и канули в Лету, будучи не записанными. Говорят, что в свое время он рассказывал «Коруглы» в течение 15 дней, а что мы имеем сегодня, это всего лишь 2255 строк.

В РАСЦВЕТЕ СИЛ

В этот период своей жизни 30-летний Джамбул был в расцвете сил – и физически, и в творческом отношении. По словам очевидцев, акын был человеком плотного телосложения, очень простой в
отношениях, всегда живой в движениях и мимике. Вот как описывает Тайыр Жароков его при первой их встрече летом 1928 года. Будущий поэт ехал в Алматы учиться, на арбе, по дороге остановились на привал в селении Каракастек. В одной из юрт состязались местные акыны. В то время когда путники заглянули в юрту, один из стариков пел на домбре.

«Это был очень подвижный, живой старик. Среднего роста, широкогрудый, со светлой улыбкой, искрящимся взором, он особенно расположил к себе присутствующих, – живописует Тайыр Жароков. – В кибитке воцарилось веселое оживление. А он, сдвинув со лба на затылок ковровую тюбетейку, вдохновенно импровизировал. «Живи долго, Джамбул! Еще, Жаке, еще!» – раздавались крики одобрения и просьбы
продолжить. Это была моя первая встреча с Джамбулом».

Бытует мнение, что певец был не прочь поухаживать за молодыми женщинами, однако эти и другие качества (непринужденная открытость, живость, юмор) только и добавляли к образу Джамбула человечность, близость к простым людям, подчеркивали его народность. Порою за ними скрывались непростые моменты его жизни. Как и подобает всякому молодому человеку, Джамбул в юности влюбился в девушку по имени Сара, дочь Бибека (Бейбака). Сара тоже была акыном, с нею неоднократно состязался на айтысах сам
Джамбул, и история эта закончилась взаимной симпатией молодых. Но вскоре отец выдал Сару замуж за сына бая, который запретил ей не только петь, но даже появляться где-нибудь на людях. Очевидно,
запрет был нарушен, и ревнивый муж убил Сару. Эта мрачная трагедия произошла в Чуйском районе в 80-х годах ХІХ столетия и всю жизнь волновала Джамбула. Даже будучи глубоким стариком, в 1937 году, во
время длительного своего путешествия в Грузию в купе вагона поэт часто брал в руки домбру и с большой душевной теплотой, со слезами на глазах пел сочиненную Сарой лирическую песню «Аюгай».

УЛИЦА В НУР-СУЛТАНЕ

В 1997 году улицы Октябрьская, Первомайская, Кирова были объединены и переименованы
в улицу Жамбыла Жабаева. Данная улица расположена в жилом массиве Железнодорожный.
Начинается с шоссе Караганда – Нур-Султан, пересекается улицами Иманак, Екiбастуз, Керегетас.
Длина составляет 3973 м. Официального комментария по улице Жамбыла, расположенной в Сарыаркинском районе столицы, нет, по информации из достоверных источников, она будет упразднена.

Джамбул был трижды женат. От двух первых жен, которые рано отошли в мир иной, у него на руках осталось шестеро сыновей и две дочери. От третьей жены родилось четыре сына, старшего звали Алгадай, остальных Токкулы, Таубай и Куаныш.

СВИДЕТЕЛЬ ДВУХ ВЕКОВ

В 1913 году царская Россия праздновала 300-летие династии Романовых. Джамбул находился уже в преклонном возрасте, и болезнь приковала его к постели. Редко он выходил к людям. Местные власти
собрали акынов в Верном, чтобы они славили «царя-батюшку». Пригласили и Джамбула на этот официальный сбор певцов. Однако, в то время как другие воспевали Николая ІІ и его родословную,
Джамбул пел о героях казахского народа, о батырах, боровшихся за народную правду и свободу. И тогда певца выгнали из города, но от гнева окружного начальника укрыла его любовь народа.

На этой волне, на гребне творческих опытов по поиску жизненной правды Джамбул встретил самые мощные социальные потрясения ХХ века – две революции 1917 года. Он был на год младше Абая, на год старше другого крупного казахского поэта – Шангерея Букеева, но, пережив обоих, стал полноценным свидетелем двух веков и самых значительных вех этой сложной исторической эпохи.

Как воспринял стареющий акын, сын батрака эти революции, история об этом умалчивает, разве что
один факт проливает на эту сторону его жизни немного света: его аульчанин Мухамеди Канкылбаев рассказывал, как он стал невольным свидетелем встречи акына с красным комиссаром Дмитрием Фурмановым в Верном: «Это был летний день. Жаке сошел со своего ишака и с домброй поднялся в штаб Фурманова. Я был во дворе. Через несколько минут я услышал звук домбры и голос Жаке. Когда он вышел, все его лицо светилось радостью и вдохновением. Видно было, что Жаке остался очень доволен встречей».

В 1936 году 90-летний Джамбул буквально в один день стал известен на всю страну благодаря публикации в газете «Правда», в номере от 7 мая: в своем большом толгау (раздумье в речитативе) «Моя Родина» («Туған елім») он вкратце рассказал о двух эпохах жизни казахов.

Весной 1936 года Джамбул принимает участие в декаде казахского искусства в Москве. После этого он еще два раза посещает столицу, а в 1937 году в составе казахстанской делегации посетил Грузию,
участвовал в праздновании 750-летия поэмы классика грузинской литературы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». Одна за другой следуют награды: орден Трудового Красного Знамени (1936 г.), орден Ленина (1938 г.), орден «Знак Почета» (1939 г.). С 1938 года являлся депутатом Верховного Совета Казахской вестие, что их сын пал смертью храбрых под Сталинградом.

Джамбул тяжело пережил эту утрату – скорбная весть о гибели сына подорвала здоровье певца (а до этого без вести пропал на фронте другой сын, Изтлеу). Он написал стихотворение «Алғадай туралы әрбір ой»
(букв. «Каждая мысль моя об Алгадае»), по сути, это был жоқтау на смерть любимого сына – старинная песня-плач.

БЕЗМОЛВНЫЕ СВИДЕТЕЛИ

Акын умер 22 июня 1945 года, не дожив до своего столетия восемь месяцев, в собственном просторном доме из 12 комнат, специально построенном для него в 1938 году, накануне празднования 75-летия творчества. Согласно воле акына, похоронили рядом с его домом, окруженным яблоневым садом. В 1946 году,
накануне 100-летия поэта, здесь был сооружен мавзолей (архитектор И. Белоцерковский, эскизы народного художника Казахстана А. Кастеева). В 1946 году, к столетию поэта, в доме, где он прожил свои последние годы, был открыт литературно-мемориальный музей, ставший в настоящее время достопримечательностью и гордостью всей республики. Примечательно, что при входе в мемориальный комплекс посетителей встречают два пирамидальных дерева – байтереки – безмолвные свидетели ушедшей эпохи, кстати, ровесники дома, посаженные еще в 1938 году. А рядом расположился гараж, где на обозрение
посетителей выставлен личный автомобиль Джамбула «М-1», подаренный акыну при жизни, кстати, машина все еще на ходу.

В годы независимости где-то в кулуарах, где-то открыто в печати стали появляться мнения, подвергающие сомнению авторство стихов Джамбула, мол, за него писали поэты, официально числившиеся переводчиками. Однако публикаторы этих фрагментов не соизволили вспомнить один случай из 1950-х годов: по словам известного государственного деятеля Михаила Исиналиева, уже в 1954 году тогдашний партийный глава Казахстана Пантелеймон Пономаренко на ІІІ съезде писателей республики пытался публично опровергать распространенные слухи об авторстве стихов Джамбула, заявив: «После смерти Джамбула прошло много лет, остались все его секретари, переводчики, но почему-то нет ярких стихов Джамбула, дело, видно, в том, чтобы гранить алмаз (что якобы делали его секретари,
переводчики), надо иметь этот самый алмаз, чем и была поэзия Джамбула».

ПАМЯТНИК ПОЭТУ
– В 2008 году в столице состоялась торжественная церемония открытия памятника великому Ж. Жабаеву, – отметила в комментарии газете специалист – аналитик Центра по обеспечению сохранности памятников и объектов историко-культурного наследия при Дирекции объединенных музеев акимата города Нур-Султана Маншук ИСАЕВА. – Памятник – дар Алматинской области к 10-летию столицы. Он установлен в сквере по ул. Ташенева. Авторами памятника стали известные казахстанские мастера – скульптор Нурлан ДАЛБАЕВ и архитектор Казбек ЖАРЫЛГАПОВ. Образ Жабаева раскрыт в бронзовой скульптуре акына на гранитном постаменте. Общая высота памятника составляет 12 метров. Постаментная часть
скульптуры состоит из 11 цельных блоков гранита, добытого на Куртинском месторождении Алматинской области. Ступени и площадка памятника
облицованы отборными гранитными плитами. Территория сквера составляет 3,5 га, который украшают скульптуры тигра, барса и птицы
счастья Самрук.

Метки

Похожие статьи

Закрыть