ГлавнаяИнтервью

Вы превосходно говорите по-казахски



Школьный учитель Елизавета Александровна ШНАЙДЕР преподает қазақ тілі и қазақ әдебиеті — казахский язык и литературу — в столичной школе-гимназии №2 имени Ғафу Қайырбекова. На перемене между уроками наш корреспондент задала несколько вопросов именитому педагогу, передает Вечерняя Астана.

— Елизавета Александровна, как вы стали учителем казахского языка?

— Я родилась в селе Тегістік Качирского района Павлодарской области. Мои предки — немцы — в 1941 году были депортированы в Северный Казахстан из города Армавира Краснодарского края. У бабушки с дедушкой на руках было 6 детей. Но по пути в Казахстан двоих сыновей, самых младших, им пришлось сдать в детский дом, чтобы спасти от голода и смерти. В Казахстан они добирались шесть месяцев в грузовом вагоне. Позже они так и не смогли найти сыновей. В селе их приняла семья Садыковых. Благодаря им они и выжили. Бабушка никогда не рассказывала про ту страшную трагедию, потому что боялась накликать беду. В 1943 году в этом же селе родился мой папа. Здесь он вырос и ушел служить в армию, а когда возвращался, в Караганде встретил нашу маму, влюбился с первого взгляда и сразу позвал замуж, привез в село. Сыграли свадьбу и родили нас, 9 детей, — 5 братьев и 4 сестры. Трое стали учителями казахского и английского языков. Братья женаты на казашках и сестры вышли замуж за казахов.

— Выходит, казахский язык вам с детства родной?

— Языку нас никто не учил целенаправленно. Это происходило само собой, потому что первые слова, которые мы слышали в своей жизни, звучали на казахском языке. В семье всегда разговаривали на трех языках: бабушка общалась на немецком, мама — на русском, отец — на казахском. И все мы, девять детей, знаем по три языка. Почему-то принято считать: если лица славянской внешности владеют казахским языком, то они обязательно должны быть откуда-то с юга, с Шымкента, но, как видите, и на севере есть много таких примеров.

— А почему вы стали преподавателем казахской филологии?

— Как и многие дети моего поколения, я была влюблена в свою первую учительницу, она была для меня идеалом. Ее звали Күлше Хамитовна. Уроки были очень интересными. А еще я выбрала филологию благодаря папе — Александру ШНАЙДЕРУ, которого в семье боготворили все дети. Он нам, малышам, читал казахские сказки и рассказы. Папа открыл нам мир казахской литературы. Он говорил, что за казахским языком — будущее. В 1987 году меня, как лучшую ученицу, отправили в павлодарскую школу-интернат для одаренных детей. Помню, директор, увидев меня, сказал: «Мынау орыс адасып келді ма?» — «Эта русская заблудилась, что ли?» Уже потом, узнав, кто я, он стал называть меня Ляззат, а я не и возражала, ведь красивое имя.

— Как вы считаете, почему в Казахстане представители коренной национальности с трудом осваивают родной язык?

— Я считаю, что необходимо создавать среду, где будут разговаривать только на казахском языке, тогда у всех появится нужда в его изучении. Не надо далеко ходить за примером. Вот мы родились в селе, где жили одни казахи, поэтому папа нас учил языку. Он приносил из библиотеки очень много художественной литературы, и мы все вместе ее читали и обсуждали. Все-таки человек быстрее обучается, когда видит в этом необходимость. Если создать в сельских семьях условия и отправлять городских детей в ту среду, где разговаривают только на казахском языке, думаю, был бы результат.

— Какие советы и лайфхаки можете дать читателям, которые хотят легко и быстро научиться говорить по-казахски?

— Самое главное, если в сердце человека живет любовь к Родине, к месту, где он родился, тогда желание изучить язык этой страны появится без принуждения. Советую самый простой и легкий способ — слушать песни и смотреть фильмы, телепередачи на казахском языке, — рекомендует Елизавета Александровна. — В детстве, когда жили в ауле, не ощущали, что мы представители другой нации, потому что все говорили на казахском языке. Мои старшие братья, которые отучились в городе, напутствуя меня, посоветовали на улице тихо разговаривать на казахском, не привлекать к себе внимание. В городе я поняла, что мое знание казахского языка вызывает удивление у окружающих. Помню, едем в автобусе с одноклассниками, видимо, громко, по-деревенски, что-то обсуждаем и не заметили, что почти весь автобус уставился на нас, точнее на меня, которая, жестикулируя, что-то тараторит. Удивленные лица я замечаю постоянно. Бывало и наоборот. Попадаешь в многолюдное место. Многие смотрят на внешность и не догадываются, что я знаю язык, начинают обсуждать меня: как я одета, какая у меня прическа, сумочка. После того как заканчивается обсуждение, я поворачиваюсь к ним и говорю на казахском языке: «Могу подсказать, где можно эту вещь или сумочку купить». Вначале, конечно, шок и оцепенение, а потом звучат извинения.

— Елизавета Александровна, а когда вы выходили замуж за казаха, родители супруга не были против?

— Нет, они меня сразу приняли, а потом они с моими родителями так сдружились. Очень сильно они друг друга уважали, и их дружба стала и для нашей семьи примером. Мы с мужем вместе уже 26 лет, у нас две девочки — Томирис и Фатима.

— Как в вашей семье удается поддерживать традиции двух народов?

— Мы накрываем стол и приглашаем гостей и на казахские тои, и на католическую Пасху, и на Рождество. Гостям всегда готовим бешбармак и жарим бауырсаки. В деревне моя мама каждый год лепила курт и стегала құрақ көрпе, сейчас это делает сестра. На айт мы дома всегда накрывали стол. Во время оразы приглашаем на ауызашар. Младшая сестра всегда держит оразу. На праздники к нам приходят соседи-казахи, внуки и правнуки, бабушки и дедушки. Так как наш отец был единственным сыном в семье, то все собираются у нас. Как говорят среди казахов, наш очаг — это қара шаңырақ — отчий дом.

Статьи по Теме

Back to top button